Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Гавайские гитары (1999 ) - одна из 54х новелл  В. Лазарева - Парголовского , опубликованная СМИ " Красное и Белое " , а также в интернете и в  электронной книге  "Приколы Парголовских Дураков " .Спб , ФиЦ, 2012 .ISBN 978-5-600-00043-8 . 

Новелла № 32 . Гавайские гитары .

Фрагмент 5(145), февраль 1999

     Шлюп “Испаньола”, ведомый опытной рукой Бена Ганна был подхвачен пассатным течением и держал курс на северо-запад Тихого океана. Буратино дремал на солнышке, а Пиннокио приставал с вопросами к капитану:

     - Скажи, Бен, а как ты потратишь свою долю сокровищ?

     - Не будь дураком, - буркнул Ганн. – Впрочем, не о тебе разговор: ты хоть молод, а не глуп. Тебя не надуешь! Я это сразу заметил, едва только увидел тебя, и буду разговаривать с тобой, как с мужчиной.

     Можете себе представить, что почувствовал Пиннокио, услышав, как старый моряк говорит ему самые льстивые слова.

     - Во всяком случае, я не стану брать пример с твоего брата. Он и во сне что-то бормочет о возвращении в Россию, о стране Дураков, о поле Чудес, о каком-то дереве и курточках для папы Карло. Бред, – Бен нахмурился. – Я положу деньги в банк где-нибудь на экзотических островах. Дело не в умении заработать, а в умении сберечь. Где теперь люди Флинта? Умерли и гниют в земле, или просят милостыню. Добыча пропита, деньги растрачены. Слепой Пью был крутым пацаном и умер в нищете. И Флинт был такой – и умер от рома в Саванне. Да, это были люди. Только где они теперь, вот вопрос!

     - Простите, капитан, прямо по  курсу корабль, - перебил собеседника деревянный пассажир.

     - Буди Буратино, свистать всех наверх, – прокричал Ганн и себе под нос добавил, - вот черт. Сам дьявол и тот не решился бы пуститься с моряком Флинта в открытое море, но сокровища требуют аккуратности.

     Английское военное судно “Скорпион” легло в дрейф, и вскоре наши друзья познакомились с его капитаном. Тот поведал, что разыскивает остров доктора Моро, заселенный звероподобными людьми-мутантами:

     - Я узнал об острове Моро из книжки писателя-фантаста Герберта Уэллса. Некогда в районе 5 градусов с.ш. и 106 градусов з.д. исчезла шхуна “Ипекакуана”, имея на борту пуму и других животных. Через 11 месяцев на шлюпке, название которой невозможно было прочесть, но по всем признакам она принадлежала пропавшей “Ипекакуане”, подобрали человека. Этот человек болтал такие невероятные вещи, что его сочли сумасшедшим. Не встречали ли вы на своем пути каких-нибудь необычных островов?

     - Нет, - брякнул Буратино и подумал: “Чудак, если бы ты побывал на Галапагосах и Кокосе, то не задавал бы ненужных вопросов”.

     Бен Ганн внешне очень радовался встрече с земляками, но о золоте на “Испаньоле” благоразумно промолчал. Заверив “скорпионцев”, что маленькая шлюпка не нуждается в помощи, они разошлись, как в море корабли.

  

Фрагмент 6 (146), февраль 1999

     - Фу, - перевел дух Бен Ганн, - что-то мне душно.

     Он поднял глаза к небу и заметил быстрое приближение черных грозовых туч.

     - Вот так всегда, - огорченно вздохнул бывший пират.

     - В чем дело, капитан? – поинтересовался Буратино.

     - Давным-давно я попал в конкретную заморочку у острова Ява. Весь навар с испанского галеона пришлось спустить на дно как бесполезный балласт, лишь бы спасти собственное брюхо. Сейчас будет гром и молния, а потом слезы. Видимо духи, охраняющие клады Кокоса, сильно на нас прогневались.

     - Кто будет плакать, Бен?

     - Небеса, мой друг. Слышал я одну легенду от Бориса Моисеева, что после того, как у Гавайских островов в последний раз видели Человека-Амфибию, слезы его телки Гутиары превратились в дождевые капли неразделенной любви. С тех пор на Дерибасовской хорошая погода, а на Гавайях всегда идут дожди.

     - Странно, - прокричал сквозь усиливающийся ветер Буратино. – Я же собственными глазами видел Ихтиандра на дискотеке у Нагиева в Питере.

     - Что он там делал?

     - Клубился.

     Мы не будем подробно описывать схватку с водной стихией, скажем только, что она имела свой хеппи-энд. Шлюпку выбросило на неизвестный берег. Обессиленные друзья очнулись, когда над ними склонились две фигуры. Одна толстая, другая – тонкая.

     - Удачно, знаете. Прекрасное это местечко, - сказал толстый незнакомец, - в старину, правда, говорят, здесь было не так весело. Капитана Кука съели, а сейчас хорошо. Приветствуем вас на пляже Вайкики гостеприимных Гавайских островов.

     - Не пугайтесь, - добавил тонкий, - мы живые гавайцы, туземцы или канаки. Отличаемся стройным телосложением, мягким характером и природными музыкальными способностями. А сейчас, Чуваки, это по-гавайски означает “друзья”, мы сыграем вам на гавайских гитарах. Билеты продаются за СКВ в кассе летнего театра.

     - Сколько стоит ваша отходная молитва, - прохрипел Бен Ганн, пытаясь подняться.

     - Заплати, сколько сердце подскажет, брат. В клубе найдете буфет и прохладительные напитки. Запевайте, Христофор Бонифатьевич, я подтяну.

     - Старинная туземная песня, слова народные, - проорал толстый и запел:

     Перекресток семи дорог, вот и я.

     Перекресток семи дорог, жизнь моя.

     Пусть загнал я судьбу свою,

     Но в каком бы не пел краю

     Все мне кажется, я опять на тебе стою.

     - Разорви меня акула, если это не новая песня Андрея Макаревича, - улыбнулся Буратино и добавив, – наши, братцы. Руссо-туристо, облик аморале, – потерял сознание.

     - Фукс, это же наши парни, – заохал толстый. – Да вы не обижайтесь. Мы экипаж яхты “Беда”, подписали контракт изображать для туристов гавайцев. Песни разучили, а вот, сами видите. Меня зовут капитан Врунгель, а это мой помощник Фукс.

Фрагмент 7 (147), февраль 1999

     В 1778 году мореплаватель Джеймс Кук открыл Гавайи. Английский фрегат, на котором Кук совершил свое первое плавание по Тихому океану, имел на борту 98 человек. В Океании мореплаватель увидел огромные ладьи, вмещавшие до 300-та матросов. Эти суда несли до 50 тонн груза, при этом обгоняя европейские корабли. На Таити Кук познакомился с местным туземцем Тапиа, который попросил показать ему Англию. Ответ был положительным, и в благодарность Тапиа составил гостям карту Тихого океана, куда нанес 74 острова с указанием румбов и расстояний от Таити. Кук восхищался познаниями первобытного морского капитана, и было чем. Эти люди сроднились с безбрежным океаном, они ориентировались по запаху, цвету и даже вкусу воды, по отблескам на небе и облакам. Так Кук впервые услышал о Гавайях – островах Вечной Весны:

     Я направлю нос моего каноэ

     К воротам, в которые идет бог Солнца.

     Подними западный ветер, чтобы он понес нас прямо

     По морской дороге к родине нашей – Гаваике.

     Согласно верованиям полинезийцев, души людей после смерти отправляются в далекую страну Гаваики, лежащую на закате. К горе Муна-Лоа “Великой вершине” – самой высоко на планете, выше Эвереста, если считать не от уровня моря, а от подлинного начала горы в бездне океана. Туда, где усыпан звездами фиолетовый небосвод.

     А дело было так: Бог создал остров и все, что находилось на нем. Он поднял его и держал в руках, а имя той земли было – Гаваики. Потом, недовольный людьми Бог бросил свою игрушку в Тихий океан. Так появились Гавайские острова, о которых Марк Твен сказал: чудесный флот из островов, поставленных на якорь, какого нет ни в одном другом океане. Гавайский архипелаг вулканического происхождения. На наветренных склонах 335 дней в году идет дождь, на противоположном подветренном склоне круглый год светит солнце. Тут те самые пляжи Вайкики.

     В 1887 году США подписали договор с местным королем Калакуа и получили в аренду на острове Оаху гавань Пирл-Харбор, ставшую военной базой. С нападения японцев на военно-морскую базу США Пирл-Харбор – Вторая Мировая война перекинулась на Тихий океан.

     18 марта 1959 года президент Эйзенхауэр подписал билль о новом статусе Гавайских островов, в качестве 50-го штата Америки. Птицей штата стал – гавайский гусь, а цветком – красный хибискус.

Фрагмент 8 (148), февраль 1999

     Буратино пришел в себя, ощутив мягкую подушку под головой:

     - Где я? Где мои друзья?

     - Ты в гостях у капитана Врунгеля. А твоих попутчиков нет. Они долго куда-то звонили, а потом за ними приехало такси. Покидали в багажник рюкзаки и спросили меня: не собираюсь ли я в Россию. Конечно собираюсь. Позаботьтесь о Буратино, у него есть деньги. Честные ребята, а вот и твоя торбочка.

     - Но она же пустая, - сказал Буратино, кинув в сторону сумки беглый взгляд.

     - Да нет. Там пять золотых. Ты богатый человек, чего надулся?

     - Надули.

     - Не грусти. Наступит весна, и мы северными морями, через Берингов пролив двинемся прямиком к Питеру. А сейчас навигации нет.

     - А ускорить события реально?

     - Практически нет. Хотя есть один человек, способный нам помочь. Зовут его барон Мюнхгаузен. Он сейчас работает на Аляске над проблемой тухлых яиц. Загрузимся на “Беду” и ветер в харю, но только когда ты полностью поправишься. - Буратино тут же захотел встать с постели.

     - Лежи, лежи, - успокоил его Врунгель, - я тебе сказочку расскажу.

     И он повел длинный неторопливый монолог: старики-гавайцы утверждают, что коренные жители на островах Вечной Весны не полинезийцы, а таинственные карлики-менехуны. Они ростом всего 10-12 см. Вид гавайских гномов вызывает страх, хотя она никогда не нападают на людей и всегда добродушные и веселые. Менехуны трудятся по ночам, помогая людям, даже если их не просят. Гномам приписывается создание уникальной ирригационной системы, использующей дожди в наветренной  стороны. Вода равномерно распределяется для нужд людей, спускаясь с вершин по желобам. Акведук в долине Ваимеа из полированных каменных глыб так и называется – Ров Менехуне.

     - Папа Карло любил мне читать сказки о великанах, - улыбнулся Буратино.

     - А у нас, на Тихом океане, принято говорить о карликах, - парировал капитан Врунгель и засмеялся.