Горбун ( 2000 ) - одна из 54х новелл  В. Лазарева - Парголовского , опубликованная СМИ " Красное и Белое " , а также в интернете и в  электронной книге  "Приколы Парголовских Дураков " .Спб , ФиЦ, 2012 .ISBN 978-5-600-00043-8 . 

Новелла № 41 . Горбун .

Фрагмент 14 (194), апрель 2000

     На островах и берегах Невы

     Шпиль, как копье богоборца-титана,

     И яблоко золотое на острие,

     И ангел с ключами от рая.

     Естественно, что у КРАБов есть настоящие учебники по КРАБовой истории и собственная хронология. Но, как говорят знатоки, история – лишь дистиллированные слухи, а слухов, легенд и мифов у страны, где текут реки из меда и молока, предостаточно. Сегодня мы расскажем вам забавную быль из цикла “сказки КРАБов”, которая осталась в памяти народа под названием “Горбун”. Конец зимы выдался в пространстве очень холодным. Большинство КРАБовых людей соскучилось по весне, по теплу и солнышку, и поэтому с удовлетворением восприняли известие, что на гастроли в Санта-КРАБору должен приехать певец и композитор Влад Шафранский. Концерт и традиционный творческий конкурс состоятся на площади перед Радужным дворцом в присутствии главного волшебника и президента пространства Марии.

     Празднество близилось. Потянулись к Санта-КРАБоре многочисленные повозочки, колясочки, самокатики и просто пешеходы. Из всех регионов страны тронулись в путь лучшие авторы, а вслед за ними – искуснейшие сладкословы и остроязычные критики. Булочники пекли лучшие пирожки, специально к концерту кондитеры придумывали новые сорта конфет. С грустными мыслями ехали многие соискатели лавров на состязание, так как уже 15 месяцев подряд никто не мог победить Бедареву Татьяну, и к этому многие привыкли.

     Когда любители зрелищ и участники состязаний достигли  Розовой башни города, открытой для посетителей в феврале, то с удивлением обнаружили ворота запертыми. На дверях чья-то властная рука вывесила объявление “Весна отменяется, концерт тоже”. В недоумении люди шептались, и никто не видел, что на городской стене прямо над ними хихикал Великий корректор:

     - Ха-ха, никогда не будет весны, будет вам вечная осень. Карнавала нет, карнавала не будет, - довольно потирала руки Ольга Симанкова, напевая песенку Мумий. – Я, Великий корректор из башни Быка, теперь буду главной.

Фрагмент 15 (195), апрель 2000

     Корректорша повелела подать поскорее ее любимый фиолетовый плащ, положила в сумочку острые ножницы, которыми она подстригала свободное творчество, и поспешила во дворец. Никто в Санта-КРАБоре еще не знал, что благодаря секретным заговорам обладательница волшебных ножниц заколдовала девушку-весну Светлану. Красна девица влюбилась в заморского принца и покинула пространство, отправившись к заморским берегам.

     Тем временем народу у сторожевой башни становилось все больше. Толпа бурлила:

     - Разве может, чтобы весна никогда не наступила? – спрашивали друг друга жители пространства.

     - Может, может, - вступила в разговор наша односельчанка из СПб Цветкова Маша. – У нас, кто навалит больше кучу материала, тот и лучший. Великий корректор благоволит тем, кто пишет о грустном. Так преуспела наш мажордом Бедарева Татьяна, сделавшая карьеру на тяжелой рок-музыке и РЭПе. Смех нынче не в моде.

     - Все меньше и меньше на улицах веселой музыки, - соглашались жители страны, - КРУБль дешевеет, цены растут, настроение падает, налоги все выше.

     - Давно у нас не было праздника, - добавляют другие. – Корректор приказал разрешить своим любимым быкам гулять по городским газонам, они оборвали все бельевые веревки, и никаких улыбок.

     Из-за поворота появилась кавалькада с факелами. Повозку фиолетового цвета тащили огромные сторожевые псы.

     - Дорогу карете Великого Корректора! – надрывался глашатай, оповещая горожан о приближении строжайшего для свободного творчества человека. Печальное лицо Ольги Симанковой равнодушно торчало из-за занавески.

     Толпа проводила процессию молчаливыми взглядами в сторону башни Быка.

     - В город будут допущены только авторы, желающие усладить слух госпожи Корректорши, - оповестил часовой со стены города. – Остальные все в сад.

     - Нам там будут петь?

     - Нет, там вы будете слушать.

Фрагмент 16 (196), апрель 2000

     Народ все прибывал к стенам города, а в Радужном дворце уже установили гигантские декорации, где для господ должны были исполнить оперу “Страдания Гекатонхейра”. Тем временем, о коварных планах Великого Корректора запретить творческую весну и вновь 16-й раз подряд объявить лучшей Бедареву Татьяну узнал Дед Мороз Вася. Замаскировавшись под горбуна, Вася отправился в столицу и получил два билета на конкурс, для себя и Некрасовой Светланы. Когда выступили все соискатели золотого лаврового венка, кто-то предложил показать свои работы Некрасовой Светлане, которую незаметно провели в парадные залы дворца в наряде Авроры.

     - Что такое? – проснулся на троне Алексей Первый, а он обычно не вмешивается в дела людей, и полностью доверял творческий отбор корректуре, - по-моему, очень даже ничего.

     - Провокация, - побледнела корректорша Оля.

     Зависла тишина. Правящая партия Высоких каблуков напряглась, в рядах оппозиции пошел ропот. Шутова Екатерина подмигнула своим сторонникам, и тут же от партии Низких каблуков отделились несколько циркачей в смешном трико и бросились к мартовским воротам. Власть безмолвствовала, но это уже не имело значения. В масках и с танцами люди под музыку хлынули в Санта-КРАБору с лозунгами: “Власть – дуракам, улицы – танцам!”, толкая перед собой карнавальную телегу. Началось всеобщее ликование, из всех окон в толпу летели конфетти. Дети с прутиками изгоняли из города удивленных быков. Ничего не понимающая Ольга Симанкова сидела на чемоданах в Фиолетовой башне и размышляла:

     - Какие странные они, эти люди. Нет, эта толпа, безусловно, не достойна своих королей.

     - Госпожа, нужно спешить, - раздался голос из-за портьеры, - не ровен час и до нас доберутся. Выход из кризиса – в Шереметьево-2.

Фрагмент 17 (197), апрель 2000

     Концерт Влада Шафранского все же состоялся,  и все поклонницы были рады этому. Мирная революция тех ранних весенних дней получила название Шафрановой. Ежегодно 3 марта в память чудесного превращения трагедии в комедию, страна свободного творчества проводит теперь карнавал-маскарад. Штабом карнавального движения стала Шафрановая башня, а первым директором народных празднеств оказалась избранной Светлана Некрасова. Забелина Светлана, девушка-весна, так и не вернулась обратно и получила звание Первого почетного гражданина пространства. Компьютер, за которым работала Светлана, никогда уже не включался после ее исчезновения. Он накрылся. А еще говорят, что компьютеры не могут умереть от мук любви. Компьютерное электронное сердце, изготовленное фирмой “Samsung” и потухшее от горя, до сих пор хранится в Санта-КРАБоре, как реликвия и напоминание обо всех, кто томился и счастлив, кто обижен любовью, и кто тоскует – обо всех любящих. Пусть найдут они здесь утешение в непостоянстве и несправедливости, в досадах и невзгодах, во всех страданиях любви.

     Двукратный абсолютный чемпион Игр – Бедарева Татьяна по-прежнему пишет в КРАБ и приглашает всех желающих на Невскую тусовку.

     Ну, вот и все. Два века прошло в этом мире подлунном, все модное сделав забытым и старым: вера и любовь дарят нам надежду, надежда – это здоровье. А у кого есть здоровье – есть все.