Новогодняя пляска стихий над Парголовской Атлантидой (1996 ) - одна из 54х новелл  В. Лазарева - Парголовского , опубликованная СМИ " Красное и Белое " , а также в интернете и в  электронной книге  "Приколы Парголовских Дураков " .Спб , ФиЦ, 2012 .ISBN 978-5-600-00043-8 . 

Новелла № 8 . Новогодняя пляска стихий над Парголовской Атлантидой .

Фрагмент 45, декабрь 1996

     Мы уже неоднократно упоминали о мифологической прародине народов Евразии, о Cеверном  и Южном Коло , о Беловодье и Шамбале и Пути , который их соединял . Анты, считавшие себя прямыми потомками переселенцев с Атлантиды, получили свое имя то ли за то, что повсеместно устанавливали столбы двух Истин, то ли за то, что поклонялись равновесию четырех времен года. А может быть за то, что бросили дерзкий вызов богам, устроившим потоп, и с тех пор их прозвали ильмерскими Антибогами?

     Так или иначе, но после крушения цивилизации Атлантов якобы Патриарх Богумир, ведомый двуглавым орлом, парившим над его ковчегом, спасся от потопа. Причалил он к берегу древнебалтийского моря у горы Парнас, той, что в окрестностях  пригорода Петербурга – Парголово. Вскоре силы холода остановили водную стихию, а Богумир заложил на парголовских холмах храмовый комплекс Венец, став основателем мистической волшебной страны Волхвов, сказочной Словении. От Атлантиды остались одни только мифы, и они достались по наследству сперва поселению Венец, а затем и Санкт-Петербургу:

     - Мы обручаемся с Вами, Вода и Огонь, в знак истинной и вечной власти. Будь благословенен Венец Творения, мать и отец городов, и ныне, и присно, и от века до века! Сколь бы вода ни лизала наш город, он останется на месте, и Россия останется (из сказок Парголовской Атлантиды).

     Прошли тысячелетия. Микроскоп показал нам собственное величие, а телескоп – нашу ничтожность. Но никакие технические новшества не помогли в поисках Атлантиды, и ее обнаружение оставалось неразрешимой задачей. Хотя в 982 году н.э. норвежский викинг Эйрик Торвальдсен, он же Эйрик Рыжий, переоткрыл для Старого Света искомую всеми Летнюю страну и даже назвал ее Гренландией.

     На острове викинги иногда находили странные камни, покрытые непонятными рунами и символами Двуглавого Орла. Норвежцы полагали, что это руны Древних Антов и родственных им Венедов, правитель которых – Сигге учредил скандинавские мистерии Одина.

     В 1000-м году сын Эйрика – Лейф Счастливый высадился в Северной Америке, окрестив ее Винландом, или Землей Венедов. Здесь викинги вступили в контакт с местными жителями – скрелингами, пытаясь осведомиться у них о судьбах последних Атлантов. Узнав, что тут действительно некогда побывали странные люди, ушедшие на юг, скандинавы испытали душевное удовлетворение.

     Приблизительно в то же самое время индейцы – тольтеки под предводительством Пернатого Змея, или Кецалькоатля, или Кукулькана, основывают в Центральной Америке свою мистическую столицу Тулу. Этот город отождествляют с легендарным у ацтеков Толланом. Руины Тулы случайно обнаружили у одноименного города в штате Идальго (Мексика). Здесь взгляду изыскателей открылась пятиярусная пирамида Кецалькоатля, где на вершине стоял храм, и его алтарь держали на руках атланты – каменные человеческие фигуры. На доктринах Тулы, города-призрака, развились две суперцивилизации Центральной Америки – Майя и Ацтеки, почитавшие Кецалькоатля своим богом.

     Сейчас у ученых наиболее популярны две полярные теории о происхождении человека, стоявшего за образом Пернатого Змея. По первой версии он – викинг, по второй – сын некого Мишкоатля, вождя тольтеков. Словом, есть из чего выбирать: “Носил он покрывало, прятавшее его высокую фигуру, лицо его было безобразным, голова длинной и бородатой, научил он вассалов строительству и ремеслам”.

Фрагмент 46, декабрь 1996

     Необычная история произошла между королем Норвегии-Швеции Магнусом Вторым (1320-1365), и архиепископом независимой новгородской Словении – Василием (1330-1352), об интриге которой мы уже упоминали во фрагменте № 20. Владыке Василию константинопольский патриарх прислал ряд священных предметов, ставших яблоком раздора между новгородцами и шведами. В посылочке Василий получил головной убор Спаса Пантократора, символ верховного судьи над душами людей – Белый Клобук. Во-вторых, там были крестчатые ризы, или древние руны Летней страны, недаром жители Словении причисляли себя к прямым потомкам  древнейших народов . В-третьих, к рунам прилагалась грамота с золотой печатью об особом статусе Дома Святой Софии. Куда ныне подевались эти священные предметы, никто не знает, но есть свидетельства, что с упадком Новгорода и одновременным основанием Петербурга какие-то древние реликвии митрополит Новгорода Иов передал царю Петру 1 и духовным иерархам Санкт-Петербурга.

     Шведский король остался недоволен выбором патриарха Константинополя и даже попытался захватить Парголовскую Атлантиду, где некогда стоял древний храмовый комплекс – Венец. Военная авантюра провалилась, но знал Магнус, где еще можно поискать руны .

     Так, в 1355 году на Гренландию отплыла специальная экспедиция Пауля Кнутсона с секретным поручением: найти и доставить в Швецию образцы священных рун. К миссии король присоединил несколько бургундцев, умевших читать руны Антов. Не знали храбрые викинги, что уже с момента подготовки к плаванию за ними внимательно следили. Прибыв на Гренландию, Кнутсон обнаружил, что население Западного поселения – Вестербюгдена бесследно исчезло, и лишь одичавший скот бродил по местным холмам. Безуспешно Пауль искал пропавших людей и на Гренландии, и в Америке, и на других островах.

     Скандинавский епископ Гисле Оддсон в летописи Гренландии, основанной на более древних источниках, писал, что жители Зеленого острова оказались свидетелями каких-то сверхъестественных явлений, они по своей воле отказались от христианства и обратились к вере местных индейцев. В 1377 году Альф, последний епископ Гренландии, умер, забаррикадировавшись в собственной усадьбе. Он чего-то боялся. Легенды – легендами, но в 1926 году на Гренландии раскопали усадьбу епископов в Гардаре, а немного ранее, в 1898 году, американский фермер Олаф Оман наткнулся в Кенсингтоне, штат Миннесота, на тяжелую глыбу, испещренную забавными знаками, похожими на руны. Текст на кенсингтонгском камне гласил:

     “Нас 8 готов и 22 норвежца – участников разведывательного плавания из Винланда на запад. Мы остановились у двух шхер в одном дне пути к северу от этого камня. Мы ушли на один день и ловили рыбу. Потом вернулись, нашли 10 наших людей окровавленными и мертвыми. Благоденствуй дева Мария, избавь нас от зла. Десять человек из нашего отряда остались у моря, чтобы присматривать за нашим кораблем, в 14 днях пути от этого острова. Год 1362”.

Фрагмент 47, декабрь 1996

     Вот несколько красочных зарисовок об экспедиции Пауля Кнутсона, о том, что предшествовало событиям у Кенсингтонгского камня. В восточном поселении, там, где еще кто-то жил, посланцы шведского короля познакомились с пьянчужкой, имя которого сказки нам не сохранили. Поклонник “зеленого змия” поведал: однажды кто-то из охотников Вестербюгдена, ныне поселка-призрака, обнаружил в замысловатом нагромождении прибрежных скал вход в пещеру. В том странном естественном помещении первооткрыватель узрел подземное озеро, через него мост, а на нем четыре каменные фигуры, изображавшие старцев. Он позвал всех жителей своего поселка, и они пошли туда. Увиденная картина поражала воображение. Первая фигура, вся покрытая инеем, даже лица ее нельзя было рассмотреть из-за сосулек на голове, держала в руках весы и что самое удивительное, они качались. Вторая фигура, слева, дышала огнем на чаши весов, а противоположный истукан обдувал их ледяным холодом. Четвертая фигура, изображавшая старца, опиравшегося на посох, спокойно наблюдала за колебаниями весов.

     Далее пьяница рассказал: когда весы уравновешивались – одна из стен пещеры исчезала, и открывался сказочный пейзаж на совсем иной мир, манящий лучезарным светом. Туда, на встречу свету и ушли все жители Вестербюгдена. Эта история немного напоминает сказку о секретной двери в каморке папаши Карло, куда сбежали куклы из театра Карабаса Барабаса. Бургундские толмачи, сопровождавшие Кнутсона, пояснили, что это – Кабиры ( античные мифологические существа ), а загадочная пещера – мост в иной мир. А потому ее необходимо найти.

     Гренландский Сусанин долго водил за нос викингов Кнутсона и, наконец, сбежал, а Пауль обнаружил десяток лучших своих бойцов мертвыми. Все что удалось до того собрать, бесследно исчезло. Предводителя викингов, видавшего виды, поразил тот факт, что 10 закаленных в сражениях скандинавов погибли и даже видимо не успели ранить никого из нападавших. Бургундцы вновь разъяснили, что то, безусловно, были Божьи ратники и пересказали о них древнюю легенду. Некогда у Летней страны была специальная каста воинов - “Рука Кары”, которая подчинялась только капитанам. Ее воины умели использовать любую информацию пространства в качестве своего щита, и его энергию – в качестве меча. Необычные ратники стояли на страже Баланса Летней страны, а значит и на страже ее безопасности. Когда Атлантида исчезла, то испарились и ее ратоборцы. Вскоре, однако, мудрые люди заметили странную особенность: в любом королевстве  могут внезапно появиться необычные вооруженные люди, словно планета проглатывает лекарство. Никто не знает, откуда приходят божьи ратники и куда уходят, люди ли они вообще?

     Поведав сказку, бургундцы рекомендовали Кнутсону свернуть поиски, и он так и не доставил шведскому королю образцы священных рун. Оригинальные документы, повествующие об эпохе викингов на Гренландии, ныне также исчезли. В 1959 году архив Гренландии аккуратно упаковали в 13 ящиков и погрузили на теплоход “Ханс Хедфорд”, отплывающий в Европу. Корабль не дошел до материка и затонул в шаловливых водах Северной Атлантики.

Фрагмент 48, декабрь 1996

     Сказки, посвященные Парголовской Атлантиде, описывают нам образ  прародины новгородцев, как большой каменистый остров с поселениями из приземистых зданий, украшенных бивнями и разными фигурками из камня. Люди на том острове носили одежду из дубленых шкур, были знатоками астрономии и медицины. Покидая остров его жители, еще в начале тысячелетия именовавшие себя атлантами, отправлялись в путь по воде оригинальным способом. Они выбирали подходящий айсберг, расчищали на нем площадку для ладьи и маленьких домиков. Туши тюленей и моржей будущие путешественники вмораживали в лед, запасая несколько тонн мяса. Айсберги дрейфовали на юг, а вместе с ними и торговцы с Гренландии, из талого льда они получали пресную воду. Ледяные острова весят многие тысячи тонн, грузоподъемность их колоссальна, им в меньшей степени, чем кораблю, опасны бури и штормы. В нужный момент ладья-пасажир, вторая ступень, спускалась со своего носителя на воду и за несколько рейсов перевозила ценный груз на берег. Например, в 13-ом веке н.э. население Гренландии вывозило в Европу мощные клыки моржей, которые по качеству не уступали слоновой кости, столь трудно добываемой и дорогостоящей. Супербизнес купцы Летней страны делали на модном в те времена бивне Нарвала, который гренландцы реализовывали как рог священного единорога.

     Посланцы со всех концов Земли ехали в новгородскую Словению, желая научиться секретам Баланса: “где София – тут и Новгород”, “Где Мудрость – тут и Новгород, а где Новгород – тут и Мудрость”.

     Храмы Баланса, находившиеся на землях Парголовской Атлантиды, были более известны как  город Венец. Поначалу они строились на Парголовских холмах,  служивших береговой линией Древнебалтийского моря, а когда большая вода ушла, то и на многочисленных островах Невы. При рождении Петербурга здесь насчитывали 101 остров, ныне лишь 42.

     Деревянные храмы Венеца проглотил огонь, пока Рюрик (862-879) подавлял восстание новгородцев во главе с Вадимом Храбрым, отстаивавшим принципы нерушимости разделения ветвей власти. Одновременно исчезает основная масса книг Баланса. Пока в Парголово хозяйничал датский король Вольдемар 1 Великий (1156-1182) отсюда продолжали испаряться важные книги. Он ушел лишь тогда, когда все основательно припрятали. Рюрика называли в Новгороде Вестником Осени из рода Дана, близость королевского дома Дании и царского дома России, возможно здесь ключ к надгосударственной истории наших стран. Наконец, остров Гренландия принадлежит ныне королевству Дания.

     Петр Бадмаев, доктор тибетской медицины, чей дом стоял на Поклонной горе, полагал, что тут ранее располагался языческий храм, где стояла чаша с прахом воина Святовита. Якобы после смерти Святовита в него вселились орел, бык и медведь, таким образом, он стал Духом Парголовской Атлантиды, охраняя равновесие Природы. После 1168 года датский король Вольдемар повелел возвести на Поклонной горе башню, упирающуюся в небеса. Но однажды перед рассветом та башня со страшным грохотом рухнула. Поговаривали, что строители обидели дух Святовита, и с тех пор никто не дерзал возводить на Поклонной горе высотных сооружений.

Фрагмент 49, новогодний, закрывающий год

     Весна-Красна и бойкий молодец Овсень неустанно спорят друг с другом, бывает и крепко ругаются. У каждого из них своя истина. Но однажды встает между ними Дедушка Мороз, повелитель зимних холодов. Этот забавный старичок с пушистой белой бородой, покидая свой домик на Полюсе, спешит к нам, чтобы соединить руки молодых и повести их под венец. Бежит он по полям и лесам, бьет огромным посохом, и от его ударов трещат морозы, сковывая речки льдами. Увидеть Деда Мороза за работой нелегко, но знатоки говорят, что зимняя стужа – его дыхание, сосульки – его слезы, иней – его замерзшие слова, а снежные облака – его седые волосы.

     Перед Новым годом Дедушка Мороз покрывает оконные стекла изумительными узорами, замораживает снежные горки, леденит озера и реки для увеселения детишек и взрослых. Когда у Повелителя зимних стуж все готово и земля вокруг превратилась в белую новобрачную постель, приводит он в новогоднюю ночь и обязательно ровно к полуночи Весну и Овсеня к подножию сказочной горы Парнас, в Шуваловский парк, тот, что на Парголовской Атлантиде.

     Здесь четыре времени года выбирают самую прекрасную зеленую ель и, пританцовывая, бьют в ладоши:

     - Ладушки, ладушки, были мы у бабушки, Дедушка Ель, покажи нам дорогу к счастью.

     А им в ответ:

     - Кто вы, что осмеливаетесь тревожить покой Верховного судьи Горы?

     - Мы путники и путь наш столь долог, что не помним мы своего родства.

     Услышав ответ, появляется перед гостями седовласый старец в зеленом облачении. И тогда четыре силы природы, ее четыре ветви власти, берутся за руки и вихрем кружатся над Парнасом в счастье от равновесия. От шумного хоровода стихий перевоплощается елка в изумрудный камень-пирамиду, именуемый Алатарь. По преданиям Словении этот всем камням – камень скинул нам с седьмого неба Сварог. Начертаны на нем законы космоса и бьют из-под него ключами источники квасурицы, исцеляя все вокруг. Лишь коснулся Алатарь земли, молвил Сварог:

     - Кто сей камень изгложет, тот мой заговор превозможет и дорогу к счастью отыщет.

С тех давних пор пытаются найти под новогодней елкой: дети – подарки, а зрелые люди – законы счастья и карту, как к нему добраться: “Все в мире ищут счастья, но не знают, где его искать”.

     Светится праздничная елка неземными огнями и всяк загадывает желание, пока 12 раз бьет колокол в Храме Мудрости Дома святой Софии, там, где Господин Великий Новгород. А во Владычной палате кремля, у раскрытой книги Премудрости , четыре человека водят хоровод: воевода  – острые зубы Словении, посадник вече – уши Словении, Дедушка, Владыка Душ – нюх Словении, и последний, князь тишины – глаза Словении.

     Они сенсоры государства . Пять пятин у новгородских земель, пять куполов  у храма Мудрости святой Софии, пять органов чувств у человека, пять концов правят в Господине Новгороде , но должности лишь четыре .Пятая должность принадлежит самому народу . На любой из органов чувств понадеешься, и будет там конец, лишь совокупность сенсоров и их баланс – изумрудная дорога. Когда количество открытых окон в мир Мудрости у человека возрастет, то образуют они Октаву, и будет исполнена симфония о гармонии Космоса. В раскрытой книге той написано: “Не на лица смотря судите, сынове человеческие, но праведным судом судите, ибо каким судом судите, судиться и Вам”.

     Народ на улицах водит вокруг вечно зеленых елей хороводы, возводя хоромы своей душе. И была благословенна та древняя земля, где четыре абсолютно разные силы Природы поставили своих наместников, и пели люди, и танцевали, и кричали, славя того, кто обеспечил равновесие Волшебной стране:

     - Дидо! Дидо!

     А затем спешили все к хлебосольному праздничному столу, выпивали, кушали, улыбались друг другу под загадочные блики свечей и представляли себе космическую пляску стихий над Парнасом:

     - Конец круга, конец года. Старый год закончился, а следующий еще не наступил. С Новым годом! С Новым Счастьем!