Тайна заброшенного подземелья в Шуваловском парке (1997 ) - одна из 54х новелл  В. Лазарева - Парголовского , опубликованная СМИ " Красное и Белое " , а также в интернете и в  электронной книге  "Приколы Парголовских Дураков " .Спб , ФиЦ, 2012 .ISBN 978-5-600-00043-8 . 

Новелла № 9 . Тайна заброшенного подземелья в Шуваловском парке .

Фрагмент 1 (50), январь 1997

     Давным-давно, так давно, что даже наши дедушки и бабушки уже не помнят когда, возникла в местечке под названием Перколо (на санскрите – Великий Круг) волшебная страна Словения. Это странное место есть круглый пласт земли, похожий на лепешку и подобный мосту, висящему над бездной, соединяя огромные фрагменты планеты Земля. И гора Парнас, и весь Петербург расположены на том мосту, а под ними пропасть к центру  Земли. По иным преданиям на шаре планеты отдыхает сфинкс, и от того выглядит она из космоса зелено-голубой, и никто не смеет на нее напасть, место занято. Двуглавый Парнас новгородцы почитали, как вершину позвоночника сфинкса. Сказания говорят, что две реки текут по телу сфинкса: Прямая, она же Дан – река (Днепр) и Кривая, она же Ра – река (Волга).  Если спускаться по позвоночнику на юг  к Египту , то попадается нам на пути славный город Троя. Здесь когда-то вершил суд Дедушка, сверяя свои решения по книгам с Двуглавым Орлом. Видимо оттого иногда позвоночник Сфинкса в древности именовали – Троянов вал. Было время, когда и по правой,  и по левой реке активно перемещались вверх-вниз товары и люди. Торговцы  постоянно конкурировали, но в Парголовский Венец они обязаны были являться без оружия, здесь взаимная вражда строжайшим образом запрещалась. Сюда приходили посоветоваться с Верховным Оракулом. В Парголово, на Великом Круге, служили богам верховные дедушки. Они связывались с  Волшебником, который общался с людьми через оракула горы Парнас. Шли столетия, но даже ближе к нашим дням оракула Водьской пятины, или Парголовского оракула, продолжали обслуживать прямые потомки патриарха Богумира, того “последнего из могикан”, что уцелел после Потопа. Оракул Парнаса имел огромное значение для Евразии, и чтобы ни случилось в Словении, но первым условием любых переговоров о войне или мире было – особый статус Водьской пятины. Однажды Оракул замолчал,  Волшебник покинул здешние места, и это стало страшным бедствием для Словении. Летописи сообщают, что человечество отныне шло в ночи, и не у кого было спросить совета. 

     Ряд аналогий роднит оракула Водьской пятины с древнегреческим оракулом из Дельф. Со всех сторон света в Дельфы приезжали цари, чтобы посоветоваться с духом Аполлона, который обитал в оракуле. Потоп смыл грехи человеческие, но из грязи им оставленной возник змей Пифон, которого на Парнасе убил Аполлон. Через расщелины Аполлон сбросил тело змея вглубь земли, и с тех пор из недр стали подниматься испарения, продукты распада Пифона. Вдыхая глубинные газы, жрицы-Пифии связывались с Аполлоном, богом-прорицателем: “Как раз в это время возникла история о том, что испарения идут от разлагающегося тела Пифона. Возможно, что оракул таким образом решил скрыть собственное происхождение” [Мэнли Холл]. По другой легенде Аполлон не убил, а приручил Пифона, поставив его охранять собственные чертоги. Случайным и надменным людям к Аполлону нет доступа, визит закончится плачевно: в лучшем случае -  для психики, в худшем – для жизни. Само слово “Пифия” буквально означает девушку, впавшую в безумие. Греческие мифы говорят, что Дельфийского оракула случайно открыли пастухи. Слава об этом месте быстро распространилась, и многие приходили узнать будущее, вдохнув миазмы, но почти все они сходили с ума или погибали. Античность знала нескольких оракулов, и всех их обслуживало Пифийское братство, специальный орден жрецов. Пророчества регистрировались священными мужчинами в зеленых одеждах, прямыми потомками того Девкалиона, что по фракийским мифам уцелел после Потопа. Они отличались рыжими волосами. Пифийское братство составляло Серебряные книги, более известные как книги Сивилл. Кое-что жрецы передавали поэтам, которые перелагали предсказания в оды и басни, делая их доступными для широкой публики. “Через его, оракула, предсказания много несчастных людей было спасено от гибели, и много заблудших душ нашли правильный путь. Он предавал смелости в устроении новых институтов и способствовал полезным открытиям. Его моральное влияние было на стороне добродетели, а его политическое влияние было в пользу продвижения городских свобод” [Джеймс Гарднер, Веры Мира].

Фрагмент 2 (51), январь 1997

     Петербург – город фантазеров и философов, здесь каждый первый имеет собственную, пусть скромную, модель Мира в голове и готов ее отстаивать. Абстрактному мышлению петербуржцев также способствуют таинственные глубинные газы, поднимающиеся из чрева Земли. Особенно сильно подобные испарения проявляют себя в Шуваловском парке, у горы Старый Парнас. Ранее, до того как оракул Водьской пятины замолчал, тут процветало святилище  Волшебника. Мы уже писали во фрагменте №27, что еще Адольф Полье (1775-1830), владевший Парголовской Атлантидой, упоминал о глубинных испарениях, благодаря которым реально увидеть прошлое и будущее. Неизвестно сколько людей отправилось в дома умалишенных или погибло от страха, вдохнув миазмов Парголовских подземелий. Никто не вел такой статистики. Сегодня, в наши дни, исследования профессора Вячеслава Рудника зафиксировали непонятные глубинные газы по всему Санкт-Петербургу. Влияние таинственных газов на человека до конца не изучено. Академик Адаменко, например, утверждает, что они улучшают экологию города, но, видимо, как польза, так и вред газообразных выбросов зависит от полученной организмом дозы. А она, эта доза, у всех различна. Город Мостов, так иногда называют Санкт-Петербург, по сказкам Словении отстроен на круглом диске, под которым сошлись в узел разломы земной коры. Поэтому наш город как бы висит над бездной. Соблазнительно вспомнить еще одну легенду, по ней Петербург не принадлежит ни одной из космических стихий в отдельности, он Венец, Вершина Мира (Северная Пальмира), квинтэссенция  географии. Парголовский оракул очень долгое время молчал. Но если верить приметам, то когда к Парнасу прилетают грачи – это к весне, а если лебеди – к лету. Летом 1996 возле Парнаса видели лебедя, чего ранее никогда не бывало. Неужели  Волшебник вернулся? Мы подметили во фрагменте №35 прямую взаимосвязь желания мусорить у Парнаса со здоровьем и финансовым благополучием. А вот еще один набор верных примет. В Шуваловский парк нельзя заезжать на машинах: анализ показывает, что почти все транспортные средства, побывавшие здесь, ныне либо числятся в угоне, либо попали в ДТП. Водители, будьте бдительны и любите свою машину. И уж, конечно, не стоит пытаться проникнуть в подземные штольни Шуваловского парка. Иван Грозный, домогавшийся максимальной власти, спрашивал в Новгороде: как отыскать дорогу к Беловодью? А ему отвечали: “это знают только старцы Беловодья, те, кто нашел дорогу к бессмертию, их мало, потому как живут они долго, возможно, и бесконечно, меняя имена. На них лежит ответственность за безопасность Земли. Но есть у Беловодья и смертные, разные люди – посланцы со всех концов матушки Земли, их большинство”.

     Новгородская легенда гласит, что когда планета потеряла равновесие, ее вращало так, что “мама не горюй”, тогда Потоп спас остатки человечества, остановив пляску безумия. И стали тех людей называть народом-осью, теми, кто богам славу поет, борцами с Зеленым змием: “И вот Дажьбог сотворил нам это и то, что свет зари нам сияет, ибо в той бездне повесил Дажьбог землю нашу. Дабы она была удержана”.

     - Кто против Бога и Великого Новгорода? - этот клич стал девизом Словении, потому как анты полагали, что заслужили право непосредственного общения с богами. По сказкам Новгородский кремль – Детинец посвящен Дажьбогу и возведен не для обороны от врагов, а для сохранения мудрости Словении и создавших ее людей.

     - Зима – радость внукам и внучкам, весна – дочери, осень – сыну, лето – зрелым людям . Что же осталось Вам? Ваше счастье в духовности, когда всем будет хорошо, то и вам. Богатый духом никогда не станет нищим.

     В 1570 году Иван Грозный прибыл в Новгород с отрядом стрельцов. Знал он местную сказку о популярном здесь символе – Медведь верхом на рыбе. Та легенда гласила, что во время наводнения тонули звери и в их числе царь леса – медведь. Плакали Звезды не в силах помочь своему сыну, и тогда нашлась рыба, она подставила косолапому спину, и медведь впился в чешую когтями. Рыба подняла мишку на поверхность, и он был спасен. Вскоре ситуация перевернулась зеркально наоборот. Небывалый отлив заставил гибнуть обитателей подводных глубин. Медведь нашел ту самую рыбину, которую он узнал по следам когтей, и отнес ее в лужу, где последняя в безопасности дождалась прилива. Красивая сказка. Медведь и рыба, сокращенно МИР, становятся символом Словении, напоминавшем о гармонии Огня и Воды.

     Стоит ли напомнить, что стены города Золотых Ворот на Атлантиде отстроили двое: Аполлон – Бог Огня Неземного и Посейдон – Бог Воды; стены Трои – вновь Аполлон и Посейдон, стены Константинополя – они же (герб Константинополя, висевший над золотыми воротами – Бык на спине Дельфина).

     Иван Грозный, надсмехаясь над древними традициями новгородцев, почитавших Огонь и Воду, как космическое чистилище, ведь серебро, соприкасаясь с водой, превращает ее в беловодь, или в Святую воду, впал в крайность. Он повелел схватить одного из старцев и утопить его, а вместе с ним еще 1700 именитых горожан с великого моста через реку Волхов. Когда старец уже захлебнулся, царь приказал выловить его и привести в чувство, спросив:

     - Что ты видел под водой, где та рыба, что должна тебя спасти?

     Бедняга отвечал, что побывал в аду и видел там место, приготовленное для Ивана Грозного. Тогда разъяренный монарх посадил обезумевшего от страха человека в котел с маслом, чтобы сварить его на медленном огне.

     Якобы голубь пролетавший высоко над Новгородом, увидев такую жестокость, застыл от ужаса на кресте Софийского Собора. Река Волхов несколько зим подряд не замерзала там, где топили людей опричники. Слуги царя сорвали со звонницы вечевой колокол и повезли его на санях в Москву, а рядом с ним шел и плакал глухой звонарь. Но будто бы, разорвав путы, упал Символ Баланса в Валдайский овраг и разбился вдребезги, распавшись на тысячи валдайских колокольчиков, не дающих покоя тем, кто пытается монополизировать право на истину.

     Заканчивается сказка добрыми словами о том, что не стоит во всем винить Ивана Грозного. Не бывает идеальных людей, и если чья-то власть не ограничена противовесом, то ждите беды: “Тяжела ты, шапка Мономаха”.

Фрагмент 3 (52), январь 1997

     Многие, не только Иван Грозный, искали дорогу в Беловодье. И кому удавалось ее найти, упирались в большие ворота. Здесь кончалась дорога, которая много дней вела путников и, наконец, привела к долгожданной цели. Над входом висел колокол. Гости трижды дергали за веревочку, и колокол отвечал серебристым звоном. Тогда ворота отворялись, и вновь прибывшие попадали в сводчатую комнату, где их встречал человек с золотыми волосами, с головы до ног одетый в зеленое:

     - Зачем вы пришли к нам?

     - Мы хотим видеть Изумрудного Волшебника. Мы надеемся, что он исполнит наши желания, ведь кроме него никто не может нам помочь.

     - Много лет никто не просил у меня пропуск к Изумрудному Волшебнику, - задумчиво сказал человек. – Он могуч и грозен, и если вы пришли с пустой и коварной целью отвлечь волшебника от мудрых размышлений, он уничтожит вас в одно мгновение.

     - Но мы ведь пришли к Изумрудному Волшебнику по важным делам, - сказал один из гостей, - и мы слышали, что он - добрый мудрец.

     - Это так, - сказал зеленый человек. – Он управляет мудро и хорошо. Однако для тех, кто приходит к нам из простого любопытства, он ужасен. Я - Страж Ворот, и, раз вы пришли, я должен провести вас к Изумрудному Волшебнику, только наденьте зеленые очки. Без очков вас ослепит великолепие Беловодья.

     Все гости надели зеленые очки, и Страж Ворот вывел их через противоположную дверь. Группа оказалась в пугающей темноте. Человек с золотыми волосами поднял инкрустированную палочку и показал во тьму меж шелковых занавесей.

     - Зрите Свет Беловодья!

     Путники осторожно смотрели в черноту, обрамленную двумя колоннами, увенчанными изображениями цветов, меж которыми был натянут занавес. Постепенно повсюду распространилось свечение, и вот уже воздух словно наполнен массой светящихся частиц. Лица гостей осветило сияние, ослепившее их, хотя глаза были защищены очками. Страж Ворот заговорил вновь:

     - Свет вами зримый, есть тайная лучезарность Беловодья. Откуда он появляется, не знает никто, кроме как Повелитель Света. Смотрите же на него.

     Внезапно сквозь туман появилась фигура, окруженная мерцающим зеленым сиянием. Страж Ворот склонил голову, положив руки на грудь в смиренном приветствии.

     Новички отступили в благоговейном ужасе перед величием фигуры. Однако, собрав всю свою смелость, они сосредоточили взоры на незнакомце. Находившаяся перед ними Форма определенно была больше человеческой. Тело казалось прозрачным, и сердце, и мозг были видимы пульсирующими и испускающими свет. Прямо на глазах у гостей мозг незнакомца превратился в сверкающий изумруд. Страж Ворот, подняв свой жезл, воскликнул:

     - Приветствуем тебя, Изумрудный Волшебник, Повелитель людей, приветствуем Тебя, Трижды Величайшего, трижды повергнувшего того, кто сбрасывается вниз.

     В следующий момент сияние невыносимого величия заставило гостей вновь искать опору. Бессмертный Изумрудный Волшебник, сопровождаемый мерцанием зеленоватого тумана, прошел через зал и растворился в пустоте.

     - Мудрые мозги, чуткое сердце и немного смелости, вот все, что вам понадобится!

Верьте, надейтесь и любите, - повел итог Страж Ворот.

     - Огромное спасибо, - возбужденно залепетали гости. – И отправьте нас, пожалуйста, поскорее домой!

     Во фрагменте №52 использованы и смикшированы три различные источника информации: сказание о Беловодье, сказка Лаймена Фрэнка Баума “Волшебник страны Оз” и ритуалы египетских Мистерий. Все три разнородные произведения так лаконично и гармонично сочетаются, словно до того они расстались лишь на мгновение.

Фрагмент 4 (53), январь 1997

     Если верить мифам, то некогда у Летней Страны существовала идеальная форма государственности, утерянная после Потопа. Идеальное государство – мечта человека. Государство подобное симфонии, где полноценно звучит вся октава звуков, подобное классическому танцу, подобное прекрасной картине, где гармонизированы все цвета радуги. Такой была держава атлантов, держава двуглавого орла: “А знаешь ли ты, деточка, какая жизнь была под крыльями двуглавого орла?” – грустит о прошлом Люба Успенская.

     По сказкам новгородцев Человек – Царь природы, Венец Творения, он был создан на базе источника жизни при поиске баланса между рыбами – рептилиями и млекопитающими – птицами. Все  силы, участвовавшие в создании людей, разнородны, но они стремятся сосуществовать в гармонии, а потому и избрали себе царя – человека.

     Равновесие космоса – это то единственное, что позволяет совместно развиваться различным формам жизни в теле нашей вселенной, в этом вечном двигателе с безотходным циклом. Но мы также неодинаковы. В любом обществе всегда есть весенние люди. Весна будит в них коллективизм, в более широком смысле – интернационализм. Любое из перечисленных качеств способно дойти в человеке до безобразия, если весна не ограничена противовесом. Цивилизованный же интернационализм, т.е. ограниченный противовесом до состояния гармонии – это прекрасно, он греет человечество. Не можем мы все стать одинаковыми, иначе замерзнем от ледяного холода, а потому каждый весенний человек, как и красные тельца в нашей крови, как и аденин в генах всего живого – необходим.

     Многообразию всегда противостоит осень, от гармоничного контакта четырех времен года родился сфинкс, а вместе с ним правило Октавы, семь ступеней космоса и нулевой порог Мистерий, известные в любой точке нашей Вселенной. В окружающем нас мире все одновременно и лекарство, и яд. Результат зависит от дозы. Книга басен народов Словенского моря говорит о том, что излишество чего-либо, как и недостаточность, всегда вредны. Чрезмерное упитывание организма приводит к полноте и дряблости, голодание – к истощению, и только баланс, перемещение по кругу, свобода выбора, опора истинного здоровья любого организма. В сбалансированном государстве вращается Колесо Счастья, идет обмен веществ и существ. Путь наверх открыт для всех, так же, как и путь вниз. На колесе Счастья балансирует сфинкс и его четыре ветви власти, давая возможность подняться уравновешенным и низвергая чрезмерно надменных и высокомерных. Это государство для бедных и богатых, для заумных и простых, для тонких и толстых, для любого существа. В Летней стране работала мощная система политических сил, сконструированная по принципу октавы и именуемая на санскрите Перколо (Великий Круг).

     Вот ее 4 базовые направления: Красная партия, она же Весенняя – отстаивала республику, защищала права человека , под охраной красных находились весенние существа – насекомые и рептилии.

     Белая, она же Осенняя партия – выступала за демократию, защищала частные интересы,  национализм,  млекопитающих.

     Розово-голубая, она же Зимняя партия – служила  предохранителем между красными и белыми, держала нейтралитет, охраняла жизнь, зимующую до следующей Весны.

     Если убрать этот  предохранитель, то красный и белый поршни начнут молотить, словно в сухом двигателе, где слито масло.

     Зеленая, она же Летняя партия – о ней известно, что ее представители носили зеленые одежды. Эта партия гармонизировала в единую систему все вокруг нас, все, с чем мы сталкиваемся. Зеленые оказывали покровительство птицам.  

     “Золотое время пингвинов и бабочек с шоколадным сердцем и легкими крыльями, хоть немного солнца над вечными льдинами”, - поет сегодня Анжелика Варум, и словно воскресают картины далекого прошлого. Простые люди Утопической страны, подобно музыкантам, занимают свои места в оркестре. В руках у них удивительные и невидимые музыкальные инструменты. Все готово, взмах волшебной палочки дирижера, и польется цветовая симфония о красоте и гармонии: “С оружием обходиться не умеем и только играем на гуслях. Не зная войны и любя музыку, ведем жизнь мирную и спокойную в стране нашей”.