Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Занимательная История Настольного Хоккея ( 2012 )

Лазарев - Парголовский В. Занимательная история настольного хоккея .Спб , ФиЦ, 2012 . ISBN 978-5-600-00063-6

Глава 12 . Интервью первого Президента РФНХ Михаила Марголиса

Ответы на вопросы Кирилла Сторчака

Михаил Марголис - исторический для российского и мирового настольного хоккея человек. Масса организованных им турниров заслуживают самых высочайших оценок. Именно Михаил стал очередным собеседником Алексея Меньшова на прошедшем чемпионате Санкт-Петербурга. И это интервью - начало серии материалов с первым президентом РФНХ, которые прольют свет на многие страницы истории развития российского настольного хоккея, в том числе и крайне нелицеприятные.

-Михаил, отрадно видеть Вас в Петербурге. Не первый год Вы в настольном хоккее, видели много мероприятий. Сейчас модно сравнивать Москву и Питер. Хотелось бы услышать именно от Вас сравнение этих двух городов в плане настольного хоккея и впечатления от сегодняшнего турнира.


-Это, конечно, не просто сравнение. Это - настоящее противостояние, которое, как и во многих других видах спорта является, наверное, главным. Москва и Петербург уже второе десятилетие участвуют в соревнованиях и организуют турниры по настольному хоккею. На заре, даже в конце 90-х, Питер имел определенное преимущество, превосходство по количеству квалифицированных игроков. За Москву выступал в основном я один, в качестве такого же представителя, конкурировал с питерскими игроками. Потом ко мне в голову пришла совершенно естественная мысль: как такой огромный город, как Москва, при таком хорошем знании понятия "настольный хоккей", может не иметь достаточного количества квалифицированных игроков? Я представлял себе, что наверняка они где-то есть, если даже не зрелые игроки, то фанаты настольного хоккея. Задачей было их собрать. Постепенно собрали, постепенно стали проводиться Чемпионаты Москвы, России. А затем все это переросло в то, что Москва стала занимать доминирующие позиции, потому что талантливые игроки стали появляться в достаточно серьезном количестве. Они добивались титулов чемпионов Мира среди юниоров, вице-чемпионов Мира, Европы. Теперь уже выросла целая плеяда, которая становится образцом для новых поколений.
Пришла и очередь Питера тянуться за Москвой. И здесь тоже возникла следующая генерация игроков, представителей гораздо более младшего, нежели мое, поколения. Сейчас они выступают на равных с москвичами и на внутренних соревнованиях, и на мировых. Так что в данный момент идёт, так сказать, вторая волна московско-питерского противостояния, в этом есть определенная интрига.

-Это - спортивная составляющая. Теперь об организационной. Я знаю, что Чемпионат России проводился в школе. Как так вообще вышло?

-Мне сложно об этом говорить. Чемпионаты России и Москвы проводились в школе, насколько я понимаю, в прошлом сезоне, до этого подобного не случалось. Сменилось руководство РФНХ, (точнее, как это модно говорить, я добровольно отошел от исполнения этих обязанностей) федерация сейчас в руках Алексея Титова, и, соответственно, я не хочу комментировать его действия. На мой взгляд, конечно, РФНХ отступает от тех принципов, которыми руководствовался я. Но, повторюсь, не буду комментировать, тем более, известно, что сейчас ОЧР не будет проводиться в школе. Это хорошо и отрадно. Я полностью поддерживаю идею проведения турниров в таких специализированных центрах. В идеале, было бы лучше, если бы эти центры являлись еще и брендовыми. В свое время я пытался привезти настольный хоккей на стадион. К примеру, "Здоровье" при стадионе "Спартак". Ничего себе, но для проведения Кубков Москвы помещения искались более высокого калибра. Затем Чемпионат России стал проходить в спорткомплексе "Динамо" - старый, намоленный зал, это, конечно, замечательно. Постепенно мы возвращаемся к таким аренам, где мы сейчас находимся (Центр Игровых Видов Спорта PRO), но СКК или Ледовый Дворец выглядят все же предпочтительней. Тем более, что в СКК уже проходил Saint-Petersburg open в мае этого года. В этом ключе и надо держаться.

-Еще два вопроса. Оцените уровень организации нынешних соревнований.

-В целом все нормально. Питер учёл множество моментов. Организация питания, зал, раздевалки, прием игроков - все очень прилично.

-Последний вопрос. Сейчас клубы КХЛ потихоньку начинают поддерживать настольный хоккей. Омский "Авангард" организует турниры среди болельщиков, в Петербурге СКА выделяет призы для этого турнира. Хорошая ли это история?

-Безусловно хорошая. Несмотря на то, что настольный и большой хоккей различаются, как, примерно, большой и настольный теннис, клубы КХЛ должны понять - это клёвая фишка. Настольный хоккей привлекателен для журналистов, он - маленькая модель настоящей ледовой площадки. Уверен, что если в разных уголках нашей страны клубы будут помогать настольному хоккею, то в каждом регионе появятся сильные игроки и качественные турниры.

-Друзья, это был Михаил Марголис. Спасибо, Михаил.

Следующее интервью Михаила Марголиса выйдет в среду, 13 октября 2010 г.

Мы встретились с Михаилом Марголисом и его супругой Изабеллой в одном из любимых четой Марголисов баров в центре Москвы. Я планировал нашу встречу в форме интервью, но мне почти не пришлось задавать вопросов основателю РФНХ - Марголис как будто видел исписанную вопросами программу концерта в Московской консерватории, которые я готовил под музыку Бизе, Сен-Санса и Равеля. Фактически, это был монолог человека, у которого накопилось много чего сказать, за всё то время, что он молчал.

Сегодня мы предлагаем Вашему вниманию первую из трёх частей этой записи. Как всегда, мы подготовили текстовую версию интервью. Но мы всем рекомендуем послушать именно аудио-версию. Потому что сам только голос Марголиса стоит того, чтобы его слушать. Кирилл Сторчак


-Чем ты сейчас занимаешься? Следишь ли за ситуацией в настольном хоккее? Читаешь ли гостевые?

-Глубоко не вчитываюсь, перестало интересовать, бессмысленность этой идеи я понял тогда, когда произошёл водораздел между мной и настольно-хоккейным сообществом.

С тех пор, как был украден сайт, мне стало просто неинтересно. Тот сайт, который остался сейчас, boardhockey.ru, для меня перестал быть интересен, поскольку всё сообщество перешло на "калькированный" сайт board-hockey.ru, на которую был полностью перекопирован весь контент, включая логотипы, и всё то, что было создано. И я решил, что если всё сообщество перешло на этот новый сайт, то бог им судья. А те полемики, которые там возникают, мне ничего нового не скажут и ничего нового ни мне, ни настольному хоккею не принесут.

Все эти люди, кто бы что ни говорил, собраны мною - за те 10 лет, что я в настольном хоккее. В настольно-хоккейном сообществе нет ни одного человека, который не был бы прямо или косвенно причастен к тому, что я его привёл.

В 1995 году существовал в Москве только один игрок, который существовал в московском настольном хоккее, это был я.

Я всегда был мобильным журналистом, и хорошо известен как в музыкальных кругах, так и в спортивных. Меня знают не только по книге Михаил Марголис «Затяжной поворот. История группы «Машина времени», но и как известного болельщика "Динамо".

Вообще, начиная с 1986 года я очень много играл в в наш советский настольный хоккей вместе с моим замечательным другом Дмитрием Ледовских, которого, к сожалению, уже нет с нами. Мы разыгрывали с ним целые турниры, и у нас накопилась огромная статистика по ним. Но вместе с тем мы понимали, что тот настольный хоккей, в который мы играли, не совсем удовлетворяет тому, что хочется. И я всё время говорил Диме: "Должен быть какой-то другой хоккей! Что-то в этом хоккее недоработано". И вот его отец, который в те годы часто ездил за границу, привёз нам из одной из командировок каталог, в котором я увидел совсем другой настольный хоккей - ту самую Стигу (шведская фирма STIGA), в которую мы сейчас все с таким удовольствием играем.

Со сборной и с Динамо я очень много пересекался на международных турнирах. На одном из турниров в Швеции в 1995 году я пересёкся с Гораном Агдуром, который в этот момент занимался интересным проектом - он на каждом из турниров по большому хоккею устраивал показательное шоу и мастер-классы в шатрах для болельщиков. Суть его заключалась в том, что он каждому желающему давал фору в 9:0, и в случае, если кто-то его обыгрывал при игре "до десяти", то он давал ему какой-нибудь приз.

Так вот, я увидел Агдура (тогда я не знал ещё, что это легенда мирового настольного хоккея), а рядом с ним ту самую "Стигу" из каталога! И меня, конечно, очень всё это заинтересовало, и я ухитрился прорваться к нему, чтобы сыграть с этой форой в 9 шайб. И случилось чудо! Несмотря на то, что Агдур играет на публику, делает разные комбинации, ещё при этом и комментирует, я делаю, пожалуй, единственное, что на тот момент мне могло принести успех - бью в борт правым защитником, забивая гол знаменитому мастеру и получая приз. Я конечно, понимаю, что это очень большой мастер. Мы с ним как-то удивительно разговорились, я познакомился с его двумя сыновьями, которые тоже играли в настольный хоккей, и дальше мы с ним договорились, что встретимся в знаменитой Глобен-арене в Стокгольме. Когда я туда приехал, то увидел, к своему удивлению, ту же Стигу, стоящую в центральной гостинице «Глобен-арены» на самом видном месте, при этом над ней был специальный стеклянный купол, а через отверстие в нём производилось вбрасывание шайбы. На этом настольном хоккее я потом даже сыграл незабываемый матч с нашим выдающимся тренером Виктором Васильевичем Тихоновым.

И после этого я три (!) дня брал уроки у Горана Агдура! Это просто счастье, что у меня, у начинающего игрока, было такое везение, что меня три дня учил такой игрок, как Агдур. И помимо того, что я сразу купил четыре Стиги, привёз их в Россию, Агдур избавил меня от необходимости изобретать велосипед - он «поставил» мне руки, рассказал мне обо всём техническом арсенале, и подарил свою не менее теперь уже знаменитую в настольно-хоккейном сообществе книгу "Библия настольного хоккея", в которой была изложена ещё та, самая первая техническая теория.

А потом случился чемпионат мира по большому хоккею в Петербурге в 2000-м году. И на нём был организован командный чемпионат по настольному хоккею, на котором я познакомился с известнейшими игроками питерского настольного хоккея Александром Минченко и Александром Скобеевым, создав с ними команду. Мы выиграли с ними турнир и, таким образом, я нашёл необходимую мне новую коммуникацию в Петербурге с теми людьми, которые хотели развивать настольный хоккей. Помимо этого, среди первых настольных хоккеистов оказался Алексей Наровлянский, который ссудил первые деньги на развитие игры. После этого я вернулся в Москву, где продолжал оставаться первым настольным хоккеистом. Я приезжал часто в Питер, где мы с Минченко разыгрывали первые места всё время, затем к этому розыгрышу подключился ещё Михаил Мартынов, потом образовался некий пул, где был и Алексей Чернов - человек 8-10. По итогам этих турниров сформировалась целая сборная, которая в 2001-м году поехала на чемпионат мира в Плзень. Я был один из Москвы, остальные были из Петербурга.

Но я на тот момент уже очень много ездил по Прибалтике, Финляндии, и у меня уже была в голове чёткая стратегия, как всё построить. И надо было с чего-то начинать. И я с нуля поднял международный "Кубок Москвы" - за счёт связей, за счёт финансовой помощи моих знакомых. Начал я работать над ним в 2000-м году, а состоялся он в конце августа 2001 года. У меня уже на тот момент было много друзей в настольном хоккее, и я так его подгадал, чтобы через два дня был мой день рождения, и все игроки остались на него. А мне нужны были сильные иностранцы, и я звал их (Стернатса, Михеева, Кирсиса) и на Кубок Москвы, и на мой день рождения. А Минченко привёз весь Питер.

Я провёл весь Кубок Москвы 2001 года, его показали на четырёх ведущих телеканалах, осветили в различных журналах, в ежедневной прессе – в «Итогах», «Комсомольской правде», «Московском комсомольце». Подтянули спонсоров - например, "Старого мельника", который обслуживал журналистов. Сняли здание Госкомстата, которое тогда готовилось к переписи населения. У меня дома тогда тренировалось огромное количество игроков - Гришин, Павловскис, Кирсис, Томашполь, и многие другие. Квартира моя позволяла это.

Но я должен был сделать заявку, что мы есть. И я её сделал. Но потом мне надо было понять, что делать дальше, поскольку в Москве был только я, и от силы 5-6 хороших игроков, а нужно было каждому пришедшему новичку показать, что его уровень сильно отстаёт от уровня игры профи. И я решился на блеф: сразу на Кубке Москвы (конец августа) объявил дату старта регулярного, первого на тот момент, сезона в Москве (октябрь). При этом у меня не было на тот момент ни спонсоров, ни оборудования, ни помещения. Ни-че-го. И если этого всего не будет, я провалю сезон. И самое главное, у меня не было приличных игроков!

И в этот момент на меня вышел "Спортмастер". Они просто были удивлены тем, какой ажиотаж я устроил в прессе, и решил со мной поработать. Я до этого ещё на празднике МК, на который меня пригласили в качестве звезды настольного хоккея провести турнир для звёзд, познакомился с Евгением Лиманским из "Спортмастера". И там я уже нашёл двух людей из "Спортмастера" и сказал им: «Я знаю, как это развить, я хорошо играю, и у меня есть план и стратегия. Может, вы поспособствуете материальной базой? Она у вас есть. И дело не в том, что нет денег. Дело в том, что площадок в стране очень мало». Лиманский, который был, скажем так, не в форме, ничего ответить не смог, а его товарищ покивал, покивал, и ему было "до лампочки". Он под свою промо-акцию нашёл какую-то партию площадок, не собирался ничего развивать в принципе, но тут неожиданно для себя нашёл какого-то оголтелого фаната, которому эти уже списанные площадки можно было ещё и продать за пол-цены. Хотя они уже отработали своё на промо и были не в лучшем состоянии.

Но я посчитал, что я не буду это делать - я никогда, и ни при каких обстоятельствах никого ни о чём не прошу. "Нет, такое отношение меня не устраивает. Я думал, вам это тоже интересно. Разве вам не интересно, что при вашем участии, с вашей подачи может родиться вид спорта? Просто хотите "загнать" поляны? Мне это не интересно".

И поскольку у меня были хорошие связи с латышами, которые мне помогли с продажей полян, а также отличные связи с видными фанатами-динамовцами, мне просто под честное слово дали деньги под закупку полян. И я купил их в Латвии. После чего со своей мамой нашёл первый стадион - клуб "Здоровье". Так что мы таким семейным подрядом делали всё, что нужно, плюс у меня было два помощника-энтузиаста – Миша Шакиров и Дима Авдеев.

А потом был чемпионат мира в Пльзене, куда приехал и Лиманский. Он привёз видеокамеру, и я там ему просто начитал на полтора часа интервью, где описал весь свой бизнес-план развития настольного хоккея. Тогда в "Спортмастере" ещё работали такие рокен-рольные товарищи, как Агеев, они достаточно подвижные и гибкие ребята, и когда они увидели мои успехи, они меня пригласили на встречу.

Я им объяснил, что я уже сам всё сделал, всё провёл, достал площадки, что они могут получить гиперактивного и гиперкреативного человека, который не собирается у них ничего красть. Но нужна какая-то помощь, чтобы можно было без всякой нервотрёпки прогнозировать, придумывать, и т.д. Всё было воспринято и понято, и поскольку "Спортмастер" тогда как раз только начал продавать площадки Stiga, то они собирались затевать чемпионаты "Спортмастера".

Я составил им план, как этот чемпионат проводить - что он не должен замыкаться на определённые регионы, надо сначала провести его в Москве. Причём не просто типа "Приходи, сыграй" - надо построить стратегию. А стратегия была простой - поставить в каждый магазин "Спортмастер" по мастеру настольного хоккея. А какие у меня были мастера? Я должен был уезжать в Ригу играть на очередной этап, а моим помощникам Шакирову и Авдееву я сказал, что они ни в коем случае не должны ни с кем играть, а только судить игру и показывать разные приёмы игры. Но ни в коем случае не играть, чтобы не случилось так, как с Остапом в Нью-Васюках. А вот потом приедет Марголис, и покажет уровень игры. И всех готовить ко второму туру турнира - было важно, чтобы эти все люди не растеклись.

А потом я вернулся, и начал со второго тура сам объезжать все магазины "Спортмастера" и спарринговаться с любителями. Каждому я забивал, разумеется, легко по несколько шайб, но при этом, поскольку глаз у меня уже был намётанным, я сразу мог определить, кто из игроков имел перспективу. При этом, если я видел, что человек начинает обыгрывать своих конкурентов обыгрывать с большим преимуществом, я сразу его подзывал и показывал ему свою игру. А поскольку игра была очень «темповая», с постоянным переводом на фланги, с большим количеством «велодромов», то это сразу производило глубокое впечатление. Поскольку я их всех обыгрывал очень легко, то моё слово становилось ещё более весомым для них. И в какой-то момент я просто говорил тому, кто мне понравился: "Ты знаешь, тебе пора с этого уровня уходить и начинать уже играть на мастер-турнирах" - "А где?" - "А вот, записывай, 21 октября вот там-то".

И все Володи, Сергеи, Александры – это те люди, которые сейчас очень известны в российском настольном хоккее, и которые как раз начинали с этих турниров.

На тот момент чемпионаты проводились «на листочках» - ещё не было никаких компьютеров. Но я уже сделал хороший зал в Измайлово (для проведения турниров по настольному теннису), две раздевалки, отдельная парковка, питание, и др. Я показывал всем, что это спорт! И к тому моменту очень быстро стали появляться очень хорошие и перспективные ребята – например, Гладкобородов. Они были с компьютерными навыками, и мы очень быстро начали развивать всю компьютерную тему по проведению турниров, делать сайт, делать эмблемы.

-Почему ты не ходишь на московские турниры?

-Понимаешь, это всё было поднято мною с нуля. Для меня это завершившися процесс с теми людьми, которые нового ничего сказать не могут. Между собой они могут общаться сколько угодно. И мне сейчас просто неинтересно, тем более, что в прошлом году последовала масса прямых оскорблений в мою сторону.

Вообще, моя изначальная идея была – создать комьюнити (сообщество) совсем другого ментального уровня. Я не воспринимал настольный хоккей только, как игру. Я не воспринимал пришедших людей, как случайных и как чужаков. Это потом их стало много, и многие стали формальными людьми для меня. Встречаешь такого человека и просто знаешь, что это – игрок. Но он не из комьюнити. Но со многими из них – Петров, Зайцев, Косырев, Кукушкины, Гладкобородовы, Шастов, Титов, существовал огромный бэкграунд. Мы тренировались друг у друга дома, бывали на днях рождения, осуществляли совместные выезды на турниры, проезжая тысячи километров вместе. Это был свой отдельный мир.

Но при этом я всегда был максималистом. Я – человек эмоциональный, резкий, и очень категоричный по части абсолюта - «либо так, либо никак». Соответственно, я это и воспринимал ТАК. Когда это постепенно всё превратилось уже в большую систему, я понял: «Ну хорошо, человеческая составляющая куда-то ушла. Но с другой стороны сформировалась крупномасштабная система, которая реально функционировала»

Я поднял эту систему на такой невероятной уровень, что многие олимпийские виды спорта не могли похвастаться таким развитием. То, как была экипирована сборная, как она выезжала, где она размещалась, какая у неё была репутация, и как у неё росли результаты – это всё было! Каждый выезд сборной сопровождался пресс-конференциями: «Сборная России через два дня уезжает на чемпионат мира!» - как будто это уезжает как минимум сборная России по волейболу или олимпийская команда! Много ли вы видели таких мероприятий, к примеру, в стендовой стрельбе (олимпийский вид спорта, между прочим)? А здесь приходят известные персоны – например, известнейшие хоккеисты Хаванов и Харитонов, известные эстрадные артисты, телевидение! Для чего это всё делалось? Работала целая система, и «не пафоса ради, а трепета для!» Чтобы молодой парнишка, приходивший на турнир, видел, что это СПОРТ!

С каждым новым турниром, этапом, сезоном всё должно было быть лучше. На каждом турнире должны появляться 2-3 новых игрока. Я обязательно постоянно стремился поднимать призовой фонд, привлекать прессу, привлекать регионы, обязательно делать любые отчёты по проведённым турнирам. Я постоянно старался двигаться вперёд!

И всё это было. А потом всё рассыпалось чисто по-человечески, когда я увидел эту странную человеческую реакцию в стране в момент реального кризиса в стране. И это при том, что мы из года в год прибавляли.

Что бы сейчас не говорили, какие бы стратегии не выстраивали, но именно отец Ивана и Алексея Захаровых привёл этих двух лопоухих ребят ко мне, и с которыми я в том числе проводил и устраивал тренировки на стадионе (!). Кто бы что ни говорил, но у меня выросли Захаровы! У меня вырос Галузо! У меня выросли Косырев и Зайцев, хоть они уже и в ветеранском разряде!

В 2001-м когда мы проиграли на чемпионате мира матч за 7-е место, я сказал латышам, что через пару лет мы привезём другую сборную России. Это была цель! Потом, через пару лет я сказал Остерману, что мы победим на этапе Мирового тура и Лёша Захаров был первым неиностранцем, который выиграл Swedish Masters! Когда он выигрывал Swedish Masters, я насыщал Захарова максимальным куражом, эмоционально, и он выиграл при огромном нервном напряге! И я старался не давать ему в моём тренерском понимании терять его игровой ритм. И у меня потом Захаровы выиграли юниорский чемпионат мира, разыграв между собой финал, и потом Алексей стал в Москве вице-чемпионом мира.

Повторю, что я всегда ставил перед собой максимальные задачи и работал на улучшение. После клуба «Здоровье», когда мы его переросли, мы переехали в знаменитый дворец спорта «Динамо», где проводился чемпионат России. То есть только такие знаки должны быть – никаких школ, никаких казино, это сразу убивает статус и бренд, поскольку это невозможно показать нигде! Что? «Школа 35 района такого-то? Ну слушайте, о чём речь-то?»

Я просто рассказываю суть. А потом у меня произошёл нравственный надлом. Я считаю, что 10 лет «стелился» для всех этих людей! У меня не было никакой корысти в этом в отличие от всех этих людей. В отличие от них, для которых я пробивал парковки возле «Динамо», и они приезжали на своих «Мерседесах», у меня как не было машины, так её и нет. Я жил вместе со сборной на выездах. Я ничего не зарабатывал с этих турниров. И все те дикие и ублюдочные спекуляции, которые были вокруг моего имени – от примитивно мыслящих людей. От того, что они выросли в этой стране, где ничего не бывает по-другому, человек сразу свою психологию и ментальность проецирует на любое дело, и считает, что иначе быть не может.

И когда я увидел такую реакцию в прошлом году, я понял, что каждый должен быть сам по себе и близкими мне с этими людьми, к сожалению, уже не стать.

Сегодня мы выпускаем вторую часть интервью Михаила Марголиса, начало публикации которого было положено неделю назад. Вторая часть получилась очень жёсткой. В ней основатель РФНХ проливает свет на то, почему он в разгар своей звёздной управленческой карьеры в настольном хоккее был вынужден уйти с поста Президента РФНХ, критикует отношения со «Спортмастером» и его представителя Евгения Лиманского, а также говорит о нелицеприятных причинах своего неучастия в московских турнирах по настольному хоккею. В конце текстовой расшифровки вы сможете найти аудиозапись второй части интервью.

.... Перед чемпионатом мира меня обливали грязью, и я сделал совершенно правильно, что сказал всем: «Ребята, мы 10 лет создавали определённый уровень, а сейчас элементарно нет спонсора. «Спортмастер» нас просто взял и кинул». У меня был полностью расписан весь бюджет. И вдруг в той, последней четверти, которая была расписана на формирование сборной на чемпионат мира, нам отказали. В «Спортмастере» сказали: «Ну видите же, финансовый кризис!». За 2 месяца до начала чемпионата мира нам сказали, что этой части не будет. А это было финансирование сборной. Я ходил, долбился как мог. За год до этого, в 2008-м, перед Чемпионатом Европы, я долбился так же. А в 2009 нас обрезали. Они меня ещё и подставили.

-Но почему?

-Финансовый кризис. Сокращение всех бюджетов.

-Но потом же они нашли деньги на Титова…

-Не-е-е-т. Они ничего не находили. Это была совершенно другая история и совершенно отдельная тема. Я, собственно, пробил бюджет следующего сезона, 2009/2010, а нас обрезали в бюджете 2008/2009. И сейчас мне так смешно слушать: «Титов поднял оброненное знамя!». Это такой бред! (смеётся).
Мало того, что никто ничего не поднимал, так невозможно было ничего уронить «от» и «до». «От» и «до» всё сделал я. Об этой ситуации чаще всего говорят люди, которые вообще не понимают, о чём идет речь. Во время жёсткой полемики по окончании ОЧР я обратился к сборной, попросил ребят добавить немного своих денег, чтобы остаться на том же уровне, на котором всегда находилась наша сборная. На это от некоторых людей, сейчас даже не буду называть фамилии, я услышал, что я буржуй, и о том, что они пойдут другим путём. Самый говорящий из этих людей уже давно извинился и попросил, чтобы я не обижался. Но после этого я понял, что за 10 лет мне не удалось добиться единства психологии и понимания.

-Комьюнити вырастить не удалось...

-Да, комьюнити вырастить не удалось. Некоторые люди за счёт настольного хоккея себе сделали жизнь. Смотрю я на многих и думаю: у этих людей без настольного хоккея вообще не было бы никакой судьбы. Всё начиналось здесь. Они дружат между собой, работают друг у друга, ходят друг к другу в гости! Даже пара одна возникла, Милорадова с Зезеровым. То есть всё у людей сложилось здесь, и всё это от настольного хоккея! Но когда я понял, что они не готовы даже пальцем лишний раз шевельнуть ради этого, я осознал, что с ними мы находимся на разном уровне понимания жизни, чести, совести, благородства и так далее!
Однако я не хотел, чтобы дело погибло. Я просто сказал сидевшему рядом Титову (про сборную – прим.автора): «Хочешь? Ты тогда займись. Ты - ветеран, ты много со мной прошагал, ты говоришь, что тебе это небезразлично…Ты и займись!». Обо всём было там же решено. Другой вопрос, что дальше последовали несколько абсолютно хамских вещей, которые меня во всём разочаровали. На гостевой и так далее. От людей, которые были в первых созывах, так сказать, комьюнити. Когда я услышал эту уличную гадость, я просто дистанцировался от этих людей и у меня эти люди просто начали вызывать брезгливость.
А затем началось множество вещей, которые для меня были за гранью вообще всего. Например, человек по фамилии Лиманский (сотрудник «Спортмастера», генерального спонсора РФНХ – прим.автора) – фантасмагорическая девальвация личности в моих глазах! Человек, которого я формально знал десятилетие, с которым и раньше случались конфликты, а тут я просто увидел его с новой стороны, с моей точки зрения это просто мелкотравчатый человек.

- Но что случилось?


-Да нет, это не нужно объяснять…

- Но Лиманский при встрече говорил мне, что он готов с тобой общаться...

- Я не готов. Я просто перестал в нём видеть человека. Он мелкий, тщедушный… Это человек не того стиля и масштаба, чтобы я о нём что-то говорил…Здесь ситуация, как в «Обыкновенном чуде». Помнишь, когда волшебник (Янковский) обращается к медведю (Абдулов)? Так и здесь. «Ну как же, я ведь её поцеловал? Но не превратился в медведя», - «Ты знаешь, ты мне просто неинтересен». Ровно таким же образом неинтересными мне стали и многие другие люди. Но при этом во мне нет ни злорадства, ни злобы, ни чего-то ещё. У меня принцип везде в таком случае: я просто отхожу в сторону, ничего не ломаю, не создаю никому никаких противовесов. Просто отхожу в сторону, и всё. Я сказал Титову: «Хочешь? Занимайся сборной! Я таким коллективом руководить не могу, потому что коллектива не вижу».
И все последующие вещи я тоже Алексею говорил. И все эти нарочито гиперболизированные фразы после командной победы на чемпионате мира были выдаваемым желаемого за действительное. Было видно, что все эти люди, радующиеся победе, не столько радуются между собой, сколько апеллируют ко мне. А я с ними в этом не соревнуюсь. Сложилось – и слава богу! Тем более, отчего и мне не порадоваться? Чемпионаты России за все годы, в которых выросла вся сборная, провёл-то я! Хорошие игроки, хороший чемпионат. Я и видел-то сам примерно эту цель. Потому что мы уже брали бронзу на мире. А учитывая то, что сходит со сцены сборная Швеции, стареет шведское поколение, всё могла решить одна игра. Она, с чехами, в одно очко и решила. Могло бы качнуть так, не было бы ничего, качнуло эдак – и слава богу, я тут же всех поздравил.
Но потрясло то, что куча людей, готовых полемизировать на самые мелкие темы на форумах, облили грязью человека, который строил им всю систему и который на протяжении 10 лет без собственной выгоды всем этим занимался. Даже реализовавшиеся в настольном хоккее люди проецируют всё это на меня. Я всем им уже объяснял: «Ребята, я двадцать с лишним лет в профессиональной журналистике. У меня масса премий, званий, телеэфиров; меня знают в совершенно другом мире! И для меня настольный хоккей никак не самореализация – просто общественная нагрузка именно от того, что это была просто розовая мечта голубого, хрустального детства. Мы сидели с Дмитрием Ледовских в своей квартире, на полу, прогуливая уроки, и всё это в совершенно зашоренном, брежневском, «голимом» Советском Союзе и мечтали: «Представляешь, Димон! Пройдут годы, начнутся чемпионаты по настольному хоккею!» Тогда всё это казалось розовыми замками – ну мало ли, чего там пацаны говорят! И вдруг это всё создаётся и это был настоящий кайф!.
Но у меня потом была ещё одна цель. Я доказывал этим слюнявым, щекастым чиновникам, что я абсолютно другой, я совершенно антисоветский. Я не хожу в пиджаках, не пилю бюджеты, не тусуюсь на ваших собраниях, не пишу дурацкие отчёты о проведении праздников, не ищу, где мне капнет госфинансирование. Я сделаю всё наоборот, и я вас уверяю, что с трудом, но мне поверят. С трудом, со временем, но поверят. И мне поверил заместитель председателя Москомспорта. Он хотел, чтобы всё в московском спорте было, как распланировано, но вот у этого «рокен-рольного чувака пусть будет всё по-другому, наоборот».
Почему я не захотел пробивать настольный хоккей, как вид спорта? У меня были все возможности сделать это - я с Фетисовым водки перепил немало. Я просто понимал, что мне в таком виде настольный хоккей не нужен. Я его лелеял как святую мечту. Мне не нужен был ещё один заорганизованный, дурацкий чемпионат по тряпошным кеглям. Чтобы туда пришли Лукичи, Иванычи, Кузьмичи, и начали проводить кучу отчётно-выборных собраний и сидеть на госбюджете. Им же всё равно, где работать! И таким для меня был тот же Лиманский. Он всегда останется тем же самым человеком, с тряпошными кеглями. И ему тоже всё равно, чем заниматься - ему важно быть «при чём-то». Надо будет перекинуться куда-то – он перекинется. Набор заурядностей – мне это было неинтересно. Я делал это по-другому, для себя.
Сейчас во всех сферах жизни в России идёт калька. Калькируется всё. Вот есть властная вертикаль – и на всех уровнях эта вертикаль калькируется, причём во всех сферах и оседает до самых низов. Хотя в торговле, хоть в журналистике, хоть в настольном хоккее, хоть в политике – везде начала оседать, оседать, оседать вот эта серость, до самых низов. И появились такие общие знаменатели – серые людишки, которых всё устраивает. В настольном хоккее всё аналогично – появился новый пастух, ну туда перекинемся! Давайте ходить за ним, давайте его славословить. Даже нарочитее славословить!
Несколько человек нанесли мне просто прямые оскорбления. И никого не резануло: «Ребята, ну что же вы делаете? По-моему, это ерунда какая-то. Вы же пишете на той же гостевой, которая им создана, где он - он администратор. Ему ж стоит левой пяткой шевельнуть – всё удалит. А он оставляет. А вы продолжаете на него гавкать и тявкать. Это он привёл вас в настольный хоккей, он вам создал всю систему. А вы сейчас, не зная, где звон, оскорбляете его!»
Спрашивают у меня – можно возглавить? Ладно, возглавляйте. Но, происходят смешные вещи. Люди просто крадут сайт. У них нет даже двух креативных мыслей! Вы забираете всё, в полном объёме! Дефис появился в доменном имени. То ли вы сами себя обманываете, то ли ещё что-то... Это тоже самое, что происходит в стране, когда приходят люди, делают какие-то рейдерские захваты, а потом рассказывают про инновации!

-Я весь год говорю: «Ребята, Вы понимаете, что мы столкнулись с рейдерским захватом?»

-Они говорят: «Нам Антон разрешил». Причём тут Антон (Гладкобородов – прим.автора)? Антон – человек, который давно отошёл от настольного хоккея, он - дизайнер сайта! Допустим у меня есть какая-то фирма, допустим Microsoft, и я пригласил дизайнера создать сайт – это не значит, что сайт и дизайн принадлежат ему. Сайт и дизайн принадлежат мне! Он не может что-то разрешать или запрещать. Там весь контент! Само дело! Этот сайт принадлежит федерации, которую придумал я! И наполнено всё мной! И рубрикация там вся моя! Антон был хорошим компьютерным дизайнером. «Школа» - его ноу хау, о котором мы с ним договорились. Классная школа, везде стояли его копирайты, низкий поклон. Я же хорошо знаю Антона – он обычный компьютерный «раздолбай» (в хорошем смысле)! Антону позвонили какие-то два дяди, и сказали: «Антон, ты разрешаешь взять сайт?», - «Ну берите, почему не взять».
И после этого мне совсем стало неинтересно, поскольку всё стадо – хоп, и уже на новом сайте. Какой следующий адрес скажете? Я понял, что это вообще не имеет смысла и моя мечта о комьюнити разлетелась. А настольный хоккей я люблю, продолжаю в него играть. Просто есть вещи, через которые я не могу переступить уже. Меня тот же Титов спрашивал, почему я не играю в его турнирах. В моём неучастии в турнирах в Москве нет никакой позы – в этом есть элементарная человеческая брезгливость. Я не могу играть под ворованными эгидами. И тем более, там есть ряд людей, которым я в принципе не хочу подавать руки. Правда, жизнь меня всё же заставляет это делать, потому как эти люди играют в других турнирах, в которых я принимаю участие. Но для меня настольный хоккей в Москве умер. А поскольку Москва олицетворяла Россию, пирамида строилась отсюда, то сейчас я вижу, что люди просто по инерции «доигрывают» то, что есть. Ради бога, если людям нравится - играйте, но меня здесь ничего заинтересовать не может. Происходящее в Москве может заинтересовать только неофита, который только приходит в это дело. А по мне, который это всё создал - это просто эрзац-повторение в ухудшенном варианте того, что я сделал.
А я просто выбираю себе те турниры, в которых я могу сыграть. Просто для своей практики, поскольку хочу играть!

- Во время открытия первого этапа чемпионата России Лиманский во всеуслышание сказал, что продажи у «Спортмастера» настольных хоккеев падают…

-А, кстати, про бюджет! Как я уже говорил, я пробил бюджет на следующий сезон, на 2009-2010-й. 36 000 долларов. Но сам потом и отказался от него. И после этого я слушаю про знамя, которое кто-то там поднял. Я просто сказал, что под те условия, которые мне выставляются, я работать не буду!

-А какие условия?

-Условия такие, что люди, которые никакого отношения к делу не имеют, тот же Лиманский, намекает , во-первых, мне на какие-то советские формы сотрудничества. Во вторых, было много проблем со сборной. Люди просто лицемерили. Короче, там был просто набор лицемеров, и Лиманский был один из самых главных лицемеров. Люди хотели на халяву в рай. Я же со Спортмастером всё напрямую решал. Мне не нужен был никакой Лиманский. Он просто бренд-менеджер, от него требовалось только подписать пакет документов. Но я десять лет этим занимаюсь, и вдруг этот человек мне заявляет, что он тоже хочет иметь право подписи под документами, а потом стал требовать бизнес-план, до копейки. То есть тебе расписать всё самое ценное, чтобы ты пришёл в «Спортмастер», представил это как собственную программу и начал по ней действовать и мне ещё говорить, что мне делать? Я никогда не позволю этого. Я никогда не позволю воровать деньги, и никогда не позволю, чтобы у меня сидел профан в этом деле, и что я буду с ним что-либо согласовывать.
Ещё я сказал, что я буду резко против, если кто-то вздумает из тех денег, которые ещё оставались, подкупать игроков. Я был именно за равномерное распределение этих денег, а не за выделение этих денег, допустим, Захаровым, которые на тот момент блефовали, говоря, что они не поедут на чемпионат мира. И если бы такое случилось, то это был бы просто подкуп игроков сборной. И эти деньги могли выделить только с моей подписью. И я эти деньги не подписал бы никогда, потому что я знаю, что я не могу доверить распределение денег людям, которые занимаются сейчас воровством сайтов и ещё чем угодно.
И мне просто было предложено продолжать, как это было предыдущие 10 лет, но только другие будут ставить подпись под документами. Ну и как это можно себе представить? Я буду что-то делать, планировать, а потом буду приходить и видеть, что вы выделили деньги на что-то другое - для того, чтобы быть кому-то милым удобным? На это я сказал: «Забирайте всё и занимайтесь этим сами».
Эти люди думали, что это невозможно, что я откажусь от 40 тысяч долларов. А я им говорю: «Ребята, вы всегда со мной ошибаетесь – со мной всё возможно! Я могу сам пробить бюджет и сам от него отказаться!» Человек был в полной уверенности: «Ну как же так, там 40 тысяч долларов, он не откажется!» Я ответил: «Нет, забирайте всё и уходите – я не буду этим заниматься, и можете поручать это кому угодно!»
Поэтому мне было смешно потом слушать про то, что они подняли какое-то знамя, чего-то сделано. Они просто распределили те деньги, которые я уже выбил.


-Я правильно понимаю, что люди, которых ты имеешь в виду, просто согласились на условия Лиманского?

-Конечно, они на всё согласились. Я не знаю, на что конкретно они согласились, но я Лиманскому сказал: «Я от этого всего отказываюсь, и теперь ты можешь спокойно пойти искать себе штрейкбрехеров. Я даже тебе сразу назову фамилии, к которым ты можешь обратиться!».
И если бы эти люди тогда не прогнулись, то я получил бы деньги и со «Спортмастера», и не было бы никакой прокладки в виде Лиманского, а главное, что весь сезон прошёл бы под другим соусом и он был бы другого уровня. Потому что я привлёк бы ещё дополнительные средства.
Когда Лиманский приехал на Кубок Москвы, то у него вылезли шары на лоб – бюджет Кубка Москвы (двухдневного – прим.автора) оказался выше, чем бюджет на весь год у нынешней РФНХ.
И я им ещё раз доказал, что это дурацкая липкая советская тема, что без генерального спонсора - никуда! Ведь все привыкли, что без генспонсора никуда. Вот я вам показал, что мне не надо генерального спонсора: вот вам турнир самого крутого уровня, без генспонсора. «Спортмастер» был хорош раньше для составления долгосрочной стратегии. Но! «Не хотите так? Можно и без вас!» Конечно, это каждый раз новый труд, и поэтому я оставлю единственный бренд, который я уж никому не хочу дать угробить и я буду делать «Кубок Москвы» таким, каким я его себе всегда представлял.