Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Земля Санникова (1999 ) - одна из 54х новелл  В. Лазарева - Парголовского , опубликованная СМИ " Красное и Белое " , а также в интернете и в  электронной книге  "Приколы Парголовских Дураков " .Спб , ФиЦ, 2012 .ISBN 978-5-600-00043-8 . 

Новелла № 34 . Земля Санникова .

Фрагмент 13 (153), апрель 1999

     Как только путники вошли в пещеру (на острове, название которого забылось), загорелся мягкий свет. Освещение подавалось снизу на своды потолка и там рассеивалось, образуя фантастические блики. На волнах подземного озера покачивался сигарообразный аппарат.

     - “Наутилус”, - шепотом произнес Мюнхгаузен. – После загрузки компьютера о цели плавания запуск осуществляется нажатием всего одной кнопки.

     - Уникально, - восхитился Буратино.

     - Мне хорошо известны подобные аппараты, - добавил барон. – Хотя со времен Жюля Верна такие гидрокосмопланы уже никто не строит. Проходите, господа.

     Мюнхгаузен проводил Буратино, Врунгеля и Фукса в столовую, где гостей и ждал капитан Немо:

     - Вы можете основательно подкрепиться перед отплытием, - из холодильника появились несколько тюбиков, - картофельное пюре, котлеты, бананы и сок.

     Завтрак шел весело. Тюбики выдавливались в рот с шутками и великим удовольствием. Капитан Немо предоставил полную свободу осмотра “Наутилуса”. Плавание началось. Сам он обычно наклюкивался с утра и, включив песни Бутусова, орал их до ужина, пока “Нау” рассекал мрачную бездну Ледовитого океана. Буратино, чувствую себя раскованно, тщательно осмотрел все незнакомые приборы и посетил Аппаратную, где располагался агрегат для вырабатывания кислорода. Торчащие из пола трубки с кипящей бурой жидкостью исчезали в потолке. На стене висел прибор, отражающий уровень загрязнения воздуха на корабле. Повсюду были электрические батареи, напоминавшие плитки шоколада. Они освещали “Наутилус” и поддерживали работоспособность всех его “органов”. Вскоре, когда возня с инструкциями наскучила, Буратино нажал код “24” моментального переместителя с точкой в пищеблоке. Деревянный друг очутился среди тысяч непонятных датчиков. На столе в беспорядке валялись тюбики из-под еды, битое стекло. В дальнем углу Буратино с удивлением увидел группу “людей”, разглядывающих поваренные книги. Комбинезоны на них напоминали оболочку какого-то слизняка. За спиной незнакомцев висели ранцы, в руках они держали трубки с кнопками.

     - Кто вы? – тоненьким голоском спросил Буратино.

     Акванавты развернулись, и на мгновение показалось, что их овальные и гладкие лица покрыты слоем пластмассы. Буратино испугался, но непрошенные визитеры не стали ждать повторных вопросов. На полу лежала длинная тень от портьеры, они шагнули в нее и растворились.

Фрагмент 14 (154), апрель 1999

     Когда Буратино очнулся от оцепенения, видеосвязь беспорядочно щелкала, пока, наконец, треск не стих и в пищеблоке не показался небритый Немо:

     - Что случилось? У тебя плохой вид и пульс явно ненормальный, - спросил он заспанным голосом.

     - Капитан, здесь были люди. Они устроили беспорядок и исчезли.

     - Ерунда, считай, что тебе все приснилось. Глотни водочки, почувствуй себя дровами! – рассмеялся Немо. – Это были онкилоны, гости с Земли Санникова. Просто балуются. Они очень любят кулинарное искусство, поэтому у них в дефиците маргарин. Он заменяет им деньги. Самые предприимчивые таскают его с проплывающих мимо подводных лодок. В Ледовитом океане часто приходится сталкиваться с неизвестными подводными судами. Норвежцы и шведы грешат на Россию, но я точно знаю, что это онкилоны. Их подводный город расположен под ледяным панцирем Арктики.

     Немо нажал кнопку, и на стене “Наутилуса” открылся иллюминатор. Там, где-то в бездне темноты, Буратино увидел расплывчатый светящийся шар, а вокруг него подобие кольца. Один край его излучал красный свет, а противоположный – синий. Фантастическое зрелище. Картину дополняли мириады светящихся точек, беспорядочно двигающихся, как муравьи в муравейнике.

     - Вот он. – Немо казался довольным. – Неужели ты ничего не слышал о Земле Санникова? Об одиноком острове среди льдов, пышущем жаром недр, заселенном онкилонами? Нет? Это длинная история. Когда остров стал остывать, онкилоны построили подводные дома и скрылись в океане. О Земле Санникова знают все, кто читал научно-фантастический роман Обручева, который так и называется - “Земля Санникова”. Так же есть фильм с Олегом Далем:

     Вечный покой сердце вряд ли обрадует,

     Вечный покой для седых пирамид.

     А для звезды, что сорвалась и падает,

     Есть только миг, ослепительный миг.

     - К сожалению, не читал и не смотрел ничего подобного.

     - Фритьоф Нансен как-то сказал: “Кто желает знать человеческий дух в его благороднейшей борьбе с суеверием и мраком, пусть листает летопись арктических путешествий”. Браво! Очень давно, примерно в 350-320 г. до н.э., грек Пифей из Массалии, ныне Марселя, первым совершил путешествие в полярную область планеты. Без страха он отправился в обитель мрака и достиг свернувшегося Кронийского моря, где дремало время. Он увидел Белые ночи: “Варвары показали мне то место, где солнце отправляется на покой. Ночь в тех областях была короткой. Через очень маленький промежуток времени после заката солнце опять поднималось”.

Фрагмент 15 (155), апрель 1999

     - Но главное, Пифей достиг сказочной страны Туле, земли из снов, теплой и приветливой, посреди вечной мерзлоты. По словам самого путешественника, за страной Туле не было уже ни моря, ни земли, ни воздуха. Возможно ли открыть “курорт” на полюсе? Еще задолго до Пифея античные философы предсказали наличие Арктики, страны, лежащей под созвездием Медведицы, а так же Антарктиды.

     - Разве подобное реально? – удивился Буратино.

     - В северном полушарии очень много земли. Значит, в южных морях непременно должен был быть материк, чтобы не дать планете перевернуться, думали они, и обязательно холодный, чтобы не дать южной части света перегреться. Но тогда и на севере, в Арктике, тоже должна отыскаться теплая земля. Ее искали. Господин Великий Новгород отправлял к Студеному морю отряды один за одним. Вскоре за Обью, по берегам Пура и Таза, в стране, сказочно богатой пушным зверем, возникла “Златокипящая” Мангазея. И ползли слухи: где-то там впереди, за горизонтом есть страна Счастья. Тянулся на север беглый народец с мечтой обрести волю. Знали в Новгороде,  сколь лют царь всея Руси и сколь неправеден его суд. Но знали от пращуров и о сказочной стране на севере, где воля вольная была людям простого звания. Птицы летели к полюсу, а Владимир Высоцкий пел:

     Все года и века, и эпохи подряд

     Все стремится к теплу от морозов и вьюг.

     Почему ж эти птицы на север летят,

     Если птицам положено только на юг.

     - Круто! Расскажите еще, капитан.

     - Где же “курорт”? – вошел в раж Немо. – Индусы полагали, что это Дэва-Парвата, гора на Северном полюсе, она же – область блаженства, где счастливые часов не наблюдают. Жюль Верн, мой любимый автор, поместил на полюсе теплый остров с огнедышащим вулканом в романе “Путешествия и приключения капитана Гаттераса”. Еще? Легендарных мифических островов в Арктике числилось и числится очень много! Их открывали и закрывали: Земля Джиллиса, Земля Петермана, Земля короля Оскара, Земля эскимоса Такупука, Земля Бредли, Земля Крокера, остров Крестьянка, острова Меркурий и Диомида, остров Фигурин… Но самые удивительные из перечисленных, конечно, Земля Андреева и Земля Санникова.

Фрагмент 16 (156), апрель 1999

     Неожиданно повествование Немо прервали мощные подводные толчки, “Наутилус” бросало из стороны в сторону. Через иллюминатор Буратино заметил стену из пузырей, устремившихся к поверхности.

     - Океан дышит, - прокомментировал Немо. – Сейчас он совершает выдох. А эти безобидные пузырьки разносят в пух и прах многометровые льды над нашими головами. Так, 24 ноября 1954 года, чуть не погибли полярники на станции “Северный Полюс-3”. Лед просто уходил из-под ног.

     В каюту неожиданно ворвался Мюнхгаузен. Вид у него был ошарашенный.

     - Господа, мои яйца вновь стали свежими, - он достал из карманов брюк пару яиц. – Кончита мне никогда не поверит. На Аляске они казались тухлыми, а здесь они как новые. Загадка природы! Неужели я просчитался, продав всю партию Бену Ганну и Пиннокио? Да, как прав был Великий Комбинатор, сказав: время, которое у нас есть – это деньги, которых у нас нет.

     - Не грустите, барон. У Северного полюса есть одно преимущество, куда бы мы ни двигались, мы идем на юг, - захохотал Немо. – В 1764 году сержант Степан Андреев, исследую Медвежьи острова Восточно-Сибирского моря, увидел неизвестный берег. Но вскоре он исчез. Сейчас принято считать, что Земля Андреева существовала, но, сложенная изо льда, песка и ила – растаяла, как сон.

     - Хотите сказать, что мы спим?

     - Нет. Я просто говорил с Буратино о загадках Арктики, и к ним же я готов причислить ваши яйца.

     - Дорогой Немо, хотелось бы услышать продолжение, - попросил Буратино.

     - Извольте. В 1805 году на острове Котельном Новосибирского архипелага промысловик Яков Санников увидел на северо-западном горизонте горы. Через пять лет картограф Геденшторм тоже разглядел Землю Санникова и даже нанес ее на собственный план. В 1821-1823 годах лейтенант Петр Федорович Анжу обшарил данный район океана, но никаких островов не нашел, хотя сам видел синеву “совершенно подобную видимой отдаленной земле”. Годы шли. В 1886 году Эдуард Васильевич Толль заметил с того же Котельного ясные контуры четырех гор и навсегда “заболел” Землей Санникова. Наступил 20 век. 21 июля 1900 года от Васильевского острова в Санкт-Петербурге отчалило судно “Заря”. Руководил поисками Земли Санникова – Толль: “Мой проводник – Джегерли, семь раз проводивший лето на островах и видевший загадочную землю, на мой вопрос: “Хочешь ли достигнуть той дальней цели?” – дал ответ: “Раз наступить – и умереть!”. Эдуард Васильевич погиб, так и не достигнув Земли Санникова. Поиски ее завершились, казалось, навсегда. Но во время Второй Мировой войны летчик-полярник Черевичный вновь увидел неизвестную землю, а вскоре его сообщение подтвердил штурман Аккуратов. В 1974 году профессор Степанов предположил, что Земля Санникова, как и Земля Андреева, растаяла. Сказке конец, а кто слушал – молодец!

     - Неужели никто больше не ищет Землю Санникова? – огорчился Буратино.

     - Был такой человек. Звали его Яков Яковлевич Гаккель. В последние годы жизни, а умер он в 1965 году, ученый разработал теорию Арктиды. Он говорил о цивилизации на горячем хребте поперек Северного Ледовитого океана. Ныне “оазис жизни” ушел под воду и называется хребтом Гаккеля или вулканарием Гаккеля. И лишь изредка, то там, то здесь, посреди Ледовитого океана, появляются на поверхности теплые острова.