Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Кукольный театр в Чехии, равно как и в других странах Европы, при своем зарождении был второстепенным художественным явлением, несмотря на то, что для некоторых общественных слоев он замещал драматический театр. В Чехии не сохранилось письменных источников, по которым можно было бы установить содержание и уровень тогдашнего кукольного театра. Самые старинные документы о нем относятся к 17 веку, но они имеют главным образом казенный характер и касаются вопросов разрешения или запрета странствующим труппам кукольников устраивать спектакли. Первые записи о кукольниках, выступавших на местах Родины на чешском языке, появляются в конце 18 века. Кукольный театр той поры переживал начальный период своего развития: в его распоряжении не было хороших драматических текстов, а авторы-кукольники еще не приобрели навыков профессионального искусства. И все же связанный с наиболее широкими слоями простого народа, этот театр служил распространению национально-возрожденческих настроений и подкреплению родного языка. Чешский кукольный театр, значит тот театр, спектакли которого шли на чешском языке, отражен в записях как одна из составных частей искусства барокко. Очевидные следы этого первого расцвета мы находим в искусстве умельцев-кукольников вплоть до конца их существования, а именно - до середины 20 века.
Они заметны как в репертуаре, так и в художественном понимании марионеток и театра. Начиная с того времени укоренилась перспективная сцена кукольного театра, окаймленная соффитами, — явно упрощенный вариант большой сцены, созданной известными художниками времени барокко — Фердинандо и Джусеппе Галли Бибиена. Репертуар составляли пьесы, в которых действовали" персонажи мировой литературы (любимый доктор Фауст, Геновева, Дон Жуан), затем тексты на библейские сюжеты. В него входили даже сокращенные произведения Шекспира, ввезенные в Чехию, вероятно, актерскими труппами из Англии и Германии. Дальнейшими источниками сюжетов для чешского кукольного театра стали комедии дель арте: характерные черты ее основных масок — хитрость Арлекина и тупость Бригеллы — унаследовал «чешский Петрушка» — Кашпарек. В начале 19 века появляется первый драматург, преподаватель Прокоп Конопасек (1785—1828), писавший только для кукольного театра. Он автор самой любимой чешской кукольной драмы «Олдржих и Божена или Храмовой праздник в селе Гудлице» и ряда других пьес, образовавших основной репертуар странствующих трупп кукольников. Наряду с ними, написанными исключительно для марионеток, в репертуаре кукольников стали появляться театрализированные тексты и переводы дореволюционных драматургов, предзначенные для драматических подмостков (Карел Симеон Махачек, Ян Непомук Штепанек, Вацлав Климент Клицпера и Йозеф Каетан Тыл). Приспособление таких произведений выражалось в сокращенном числе действующих персонажей, упрощении языка, пафосе и подчеркнутой стилизации. Типичным умельцем-кукольником этого периода был Матей Копецки (1775—1847), предок разветвленного семейства комедиантов, члены которого работают в области кукольного дела до сих пор. Смертью Матея Копецкого символически закрыт период народного кукольного театра в Чехии.
Драматургия кукольных спектаклей определяла степень воздействия театра на чувства национального самосознания широких народных масс. Пьесы, которые не содержали прогрессивных элементов, внесенных в жизнь революцией 1848-го года, и не отражали перемен социального строя, утрачивали свое значение. Они сводились к упрощенным сюжетным схемам и становились источником необузданного бездумного смеха.
Пятнадцать лет спустя после смерти Матея Копецкого было издано двухтомное собрание его сочинений — «Комедии и пьесы» — его сыном Вацлавом, Е. Юстом и И. Р. Вилимеком. Издателями не столько руководило желание сохранить творчество М. Копецкого для потомства, сколько стремление сделать его драматическое наследство достоянием современного драматического театра. Спецификакукольных представлений, начиная от структуры кукольных пьес и кончая чрезмерным актерским пафосом, охотно использовалась в плане пародии теми театральными деятелями, кто боролись с отживающим искусством романтизма и готовили путь для нового реалистического театра.
Несмотря на то, что чешский кукольный театр, возглавляемый народными кукольниками испытывал временами драматический застой, ему удалось оказать сильное влияние не только на простой народ, но и на крупнейших представителей чешского искусства, творчество которых тоже черпало свою силу в народных истоках, — таких мастеров как композитор Бедржих Сметана и живописец Миколаш Алеш. Потверждением может служить увертюра Б. Сметаны к пьесе «Фауст» и «Олдржих и Божена», а также известная картина М. Алеша «Приезд кукольника в деревню». Сближение профессионалов из искусства с чешским народным кукольным театром открыло для них новые пути и сыграло самую существенную роль в его дальнейшем развитии. Известные писатели скоро обратили внимание на популярность кукольных проказ, должным образом оценили связь актера с широкой публикой и поняли, что именно от них зависит репертуар кукольного театра; такой, который бы соответствовал требованиям современного зрителя и слушателя. В конце 19 века происходит своеобразный ренессанс чешского кукольного театра. Повышенный интерес к его деятельности  возник не только в среде писателей и художников. Им живо заинтересовались педагоги: благотворность воздействия зрительно-эмоционального строя кукольного спектакля на формирование детского зрителя была бесспорной. В этот период кукольный театр впервые попадает в поле зрения теоретиков театра (напр, доктора Арношта Крауса и профессора университета доктора Вацлава Тилла). Наиболее ярким представителем научной мысли, посвятившим себя изучению и пропаганде кукольного театра, был Йиндржих Веселы (1885—1939).
Картинки по запросу памятная доска в Праге куклы
 
Его деятельность стала как бы объединяющим звеном между традиционным искусством кукольников и современным кукольным театром. В 1909 году он получил степень доктора философии, защитив диссертацию о фаустологических элементах в традиционном искусстве чешских кукольников. Общественная деятельность доктора Веселы началась в 1911 году, когда он открыл ретроспективную выставку кукол в Этнографическом музее; ее посетило тогда более 26 тысяч зрителей. В том же году доктор Веселы основал в Праге Чешский Союз друзей кукольного театра. В 1912 ив 1913 г. г. Союз друзей пригласил на пражские гастроли внучку Матея Копецкого Арноштку Копецкую-Кригерову. Гастроли привлекли внимание видных писателей, художников, ученых и журналистов, объединившихся вокруг кукольного театра и его дел. После образования Союза друзей перед рождеством 1912 года появились первые, так называемые куклы Алеша из ателье А. Мюнцбергера, а год спустя были изданы «Декорации чешских художников», представляющие собой большую художественную ценность. Они предзначались для семейных и школьных кукольных театров (до сих пор ни таких кукол, ни декораций в Чехии не изготовляли, а привозили их из Германии и Франции, но эти чуждые изделия не соответствовали чешскому национальному характеру). В 1912 году Чешский Союз друзей кукольного театра приступил к изданию журнала «Чешский кукольник». В это же время начал свою деятельность кукольный театр в районе Винограды в Праге с названием «Художественное воспитание», задавший цель воспитывать вкусы детей в художественном отношении. Театр был открыт постановкой оперы Ф. Шкроупа «Дратеник» 8-го января 1914 года. Бурное развитие кукольного театра было прервано первой мировой войной. События первой мировой войны вызвали усиление борьбы чешского народа за национальное освобождение. Народные массы так же, как и во время национального возрождения, требовали участия собственных представителей в органах власти. В этих условиях, когда драматический театр под запретом строгой австрийской цензуры не мог стать выразителем общественного движения Чехов, задачи политического агитатора взял на себя кукольный театр. В 1918 году в городе Пльзень возникло политическое кабаре, основанное на базе маленького кукольного театра с названием Летние колонии. Центральным персонажем отдельных пародирующих сцен стал Кашпарек (чешский Петрушка), который олицетворял прогрессивного чешского человека. Исполнителем Кашпарека и автором большинства его текстов был молодой Йосеф Скупа, начавший здесь свою кукольную карьеру. По случаю десятилетнего юбилея образования Чехословацкой республики благодарные зрители города Пльзень открыли мемориальную доску в знак того, что Кашпарек помог подорвать господство австро-венгерской империи. После войны в Праге, наряду с «Художественным воспитанием» была открыта вторая кукольная сцена «Царство кукол». Ее руководителями были Войтех Сухарда (1884—1968), художник, автор статуи Христа и апостолов для пражских курантов, и его жена, Анна Сухардова-Брихова (1883—1944), работавшая в этом театре как художник и драматург. С 1928 года кукольный театр располагается в здании городской библиотеки столицы Праги, в зале, который был одним из самых современных в Европе. Театр «Художественное воспитание» возобновил свою деятельность, прерванную мировой войной 1921 года. Душой его труппы стали теперь художники О. Бубеничек (1871—1966) и В. Скала (1893—1967). Они же сосредоточили вокруг театра знаменитых художников, художников сцены, драматургов и музыкантов. Группа передовых художников помогла театру сделаться одним из важнейших современных очагов культуры, помогла найти новые средства художественной выразительности. Театр ввел куклы, подвешенные только на нитях и ведомые с высоких мостиков взамен прежних, подражавших в технике вождения марионеткам чешских умельцев-кукольников. (Движение прежних марионеток ограничивала неподвижная железная проволока, приклепленная в голове куклы); а также систему передвижных сменных сцен. Эти нововведения потверждаются документами, равно как и тщательно подобранный репертуар, определивший ведущее положение театра. Тем временем современным искусством овладевал и кукольный театр в городе Пльзень. В 1920 году на подмостках малого театра Летних колоний впервые появилась фигурка Спейбла — замечательное создание И. Скупы. Шесть лет спустя рядом с ним начал действовать его партнер — маленький сынишка Гурвинек, вырезанный мастером кукольного дела Густавом Носек. Текст за обе марионетки произносил лично И. Скупа. Спейбла водил И. Скупа, Гурвинка Йиржина Скупова. Эти комические маленькие персонажи знаменовали собой возникновение всемирно известного Театра имени профессора Йосефа Скупы. В 1930 году он отделился от театра Летних колоний и начал свою самостоятельную художественную работу. В 1929 году по инициативе чешских и французских кукольников был образован международный Союз театров кукол ( УНИМА ). В первые же годы существования УНИМА четырнадцать государств подали заявления о вступлении в члены Союза. Первым председателем УНИМА избран Чех, доктор Йиндржих Веселы.
События второй мировой войны прекратили деятельность кукольников за границей, а позднее и в Чехословакии. В нацистской печати велась борьба против театра профессора И. Скупы, и его маленьких кукольных героев — Спейбла и Гурвинека. К тому времени И. Скупа нашел для своего театра нового автора пьес, доктора Яна Малика, писавшего свои произведения под псевдонимом Йиржи Кубеш. В период сотрудничества с ним Скупа твердо и ярко определил новую программу для театра, призванную сохранять в чешском зрителе чувство национального достоинства. Эта программа основывалась на соответствующем репертуаре, главным образом на пьесах, содержающих иносказание: «Букеты», «Чудо на каждом шагу», «Да здравствует завтрашний день». С ними Скупа путешествовал по чешским городам и деревням, смело проповедуя в народе бодрость и оптимизм. Конец этой деятельности положил арест И. Скупы немецкими захватчиками 17 января 1944 года. Его держали в тюрме на Борах в городе Пльзень, а марионетки мастера лежали в шкафу в гестапо. После осуждения И. Скупу перевезли в Дрезден, откуда ему удалось бежать в феврале 1945 года, после страшного налета на немецкий город. Он вернулся в Пльзень, где и дождался освобождения Родины Советской Армией. И уже осеньютого же 1945 года Скупа открывает кукольные спектакли в новом здании на Римской улице в Праге с названием «Кукольный театральный кооператив Спейбл—Гурвинек». В 1948 году И. Скупе было присвоено звание народного артиста. В 1948 году в Чехословакии вышел новый закон в области театра, касавшийся и кукольного театра. Согласно этому закону за кукольным театром признавались равные права с театром драматическим. С этого времени в стране начали рождаться профессиональные кукольные театры. Кукольный театр становился все более популярным и снискал популярность у детского и взрослого зрителя не только у себя на родине, но и за рубежом. Важнейшим звеном кукольного театра являются, естественно, сами марионетки. Публика всегда оценивала театр по качеству «фигур», как называли кукол их владельцы. Поэтому кукольники покупали марионетки только у зарекомендовавших себя мастеров-резчиков, которые умели хорошо вырезать головку, конечности и тело куклы. Ведь от конструкции марионетки зависело так много! Кукла должна была легко и ловко ходить, садиться, крутить головой, а костюм который она носила, должен был сидеть на ней, как на живом актере. Южночешские кукольники покупали куклы у мастера Миколаша Сихровского (1802—1881); он же вырезал так называемые миротические куклы. Эти куклы делались мельче других, более субтильными, с красиво разработанными деталями головок. Его
марионетки покупали кукольники семей Копецки, Дубски, Лагрон и др. На востоке Чехии в городе Нова Пака изготовляла куклы известная мастерская резчиков Сухардов. Самым замечательным из них был Антонин Сухарды (1840—1911), отец известного пражского скульптора и кукольника Войтеха Сухарды. Куклы новопацкой мастерской были хорошо известны не только в Чехии и Моравии, но и в Вене, и за пределами тогдашней австро-венгерской империи. Большей частью они были высотой 90 см, с волосами и бородой вырезанными в стиле барокко; мужские народные типы имели подвижную нижнюю челюсть. Кукольники говорили, что у этих кукол щелкающий рот. Третьим, самым известным резчиком был пражский мастер Алесси, по происхождению итальянец, называемый также Алена или Алексинек. Его марионетки ценились сравнительно дорого, кукольникам нравилась их красивая внешность, хорошая раскраска, отлично выполненная фигура, которую Алесси вырезал почти анатомически верно и точно, а поэтому костьюм сидел на них лучше, чем на других куклах. Марионетками Алесси владел известный художник А. Лаштовка, очень ими дороживший.
Было несколько хороших резчиков и среди самых кукольников, напр. Янечек, который
сам ремонтировал и вырезал марионетки, или южночешский кукольник Флакс — головки его марионеток напоминали народную резную работу.
Декорации, авансцена и занавесы кукольники заказывали главным образом в мастерской Йосефа Божки из города Влахово Бржези или у Высекала в городе Кутна Гора. В начале 20 века, в период расцвета общественных, школьных и семейных кукольных театров, вырезанием марионеток было занято много резчиков. В Праге можно назвать имена: семейство Хохолов из района Подоли и мастер Шройф из района Карлин, прославившийся неистощимым запасом технических находок и усовершенствованием конструкций марионеток, превосходной резьбой и отличным знанием костюмов разных эпох.
После 1920 года вырезные марионетки уступают место марионеткам фабричного производства, стоившим дешевле. Профессионально созданием марионеток занимались работники театра Йосефа Скупы Г. Носек и Я. Вавржик-Рыз. В настоящее время некоторые профессиональные театры стремятся возобновить производство вырезных марионеток. Пока это удается главным образом Ф. Витеку из театра «Дракон» в городе Градец Кралове.
Йиндржишка Паткова