Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Македония и полисы

1. Македония и Спарта

Однажды, македонский правитель Филипп II , захватив и разрушив множество древнегреческих городов, прислал послов и в Спарту со своим ультиматумом. Послы зачитали спартанскому царю послание Филиппа Македонского, в котором тот требовал немедленно сдаться, угрожая жестокой расправой. В письме были слова: «Сдавайтесь! Если я захвачу Спарту силой, если я сломаю её ворота и пробью таранами её стены, то беспощадно уничтожу всё население!». Спустя некоторое время, послы вернулись в лагерь Филиппа II со слегка смущенным видом. На вопрос своего господина, что же ответил спартанский правитель, послы робко доложили: мол, в целом, лаконийцы согласны с высказанными в требовании мыслями. Согласны, что именно так все и будет. И едва македонский завоеватель начал выказывать свою довольную улыбку, послы протянули ему письмо спартанского царя Клеомена II, где было вписано лишь одно слово, скопированное из ультиматума самого Филиппа: «Если». Надо заметить, что ни Филипп II Македонский, ни его сын Александр никогда больше даже не думали нападать на Лаконию.

Картинки по запросу македония и полисы греции картинки

2. Македония vs Афины и Фивы

В борьбе против Спарты в Фивах сделали ставку на воинов- гомосексуалистов , так как считалось , что мужчины не имеющие семьи и детей - сражаются более мужественно . Сперва под видом женщин воины-гомосексуалисты перерезали олигархов Фив , поддерживавших Спарту , а затем нанесли Спарте поражение , первое более чем за 100 лет. Боевой дух членов Священного отряда укрепляли многочисленные мифологические примеры, в которых они видели свое отражение. Фиванская аристократия приводила в качестве примера для подражания мифического героя Иолай, молодого атлета, заклинателя лошадей, неразлучного друга и возлюбленного Геракла. Дело доходило до того, что мужчины-любовники приносили друг другу клятву в верности перед могилой Иолая. Мало того, главным мифом города была история фиванского царя Лая, который похитил своего пасынка-подростка Хрисиппа и изнасиловал его. Именно начиная с этого эпизода, в Греции стала почитаться педерастия. За 33 года Священный отряд стал самой победоносной пешей силой в Греции. Городские власти обеспечивали их продовольствием и денежным жалованием даже в мирное время, а ратное дело было их единственным занятием. В мирное время эта профессиональная армия постоянной готовности располагалась гарнизоном в городе Кадмее.Священный отряд участвовал в качестве передовой силы фиванских войск в битвах при Левтрах и Мантинее, в ходе которых мощь спартанцев была основательно подорвана. До этих сражений Фивы находились под владычеством Спарты, и только благодаря военному таланту генерала Эпаминонда удалось повысить боеспособность фиванских войск. Его считают одним из величайших военных гениев древности, а римский оратор Цицерон называл его «главным человеком Греции». Благодаря гению Эпаминонда, политическая карта Греции претерпела коренные изменения. Во время битвы при Левтрах выстроились в традиционную фалангу, которая, как правило, продвигалась вперед с отклонением вправо и сосредотачивала на правом фланге свои основные силы. Зная об этом, Эпаминонд развернул на левом фланге всю свою конницу и колонну из 50 шеренг фиванских пехотинцев. Традиционное построение спартанцев из 12 шеренг не выдержало натиска фиванской колонны. Спартанцы пытались сдержать огромную массу фиванских воинов и Священный отряд, но были в буквальном смысле сметены колонной. Правое крыло спартанского войска было разгромлено, а потери составили порядка тысячи человек, среди которых был спартанский царь Клеомброт, принадлежавший к той же династии, что и Леонид. 

Фиванцы одержали победу над спартанцами, которые считались непобедимыми воинами, но их владычество продлилось лишь до того момента, пока Македония не достигла зрелости. Македонский царь Филипп II в детстве провел в Фивах несколько дней в качестве заложника. Вернувшись домой, он задался цель осуществить реформу македонской армии, основываясь на традиционной греческой фаланге, но с добавлением некоторых тактических элементов для придания ей большей гибкости. Таким образом, он рассчитывал подчинить те греческие города, которые продолжали рассматривать Македонское царство в качестве страны варваров. Значительную часть этих тактических приемов он заимствовал непосредственно у фиванцев. Подчинив се6е основные греческие города-государства и добившись от Афин благоприятного для Македонии союза, в середине IV века до Р.Х.  Так, в 340 году до Р.Х. Афины убедились в том, что единственным способом умерить безудержные аппетиты Филиппа II были прямые военные действия. Вместе со своим сыном-подростком Александром Филипп II вторгся в Центральную Грецию и в сражении при Херонее (338 год до Р.Х.) одержал победу на фиванцами и афинянами. О том сражении сохранилось мало сведений, однако известно то, что молодой Александр, командовавший македонской конницей, вписал первые строки в свою блистательную военную биографию. Пока на левом фланге македонская пехота теснила войска афинян, Александр Македонский направил кавалерийскую дружину гетайров против отборного отряда фиванской пехоты, развернутой на крайнем правом фланге. Когда поражение было уже неизбежным, Священный отряд стойко держался до последнего воина и был жестоко истреблен. Плутарх пишет, что в тот день погибли все 300 воинов. Но, согласно останкам, найденным в братской могиле в Херонее, в действительности погибли 254 человека, остальные же были ранены или взяты в плен. Именно Плутарх утверждает, что, увидев гору тел, Филипп II с уважением сказал: «Пусть умрет тот, кто заподозрит, что они сделали что-то не так». В ходе того сражения Фивы и Афины потеряли около 2.000 бойцов. Более 4.000 воинов были взяты в плен. Сражение при Херонее стало одной из самых решающих битв древности. После этого Александр Македонский установил свою власть над Грецией и создал Коринфский союз, в который входили все греческие государства, за исключением Спарты. Самое интересное заключается в том, что Македония частично воспользовалась тактическими приемами фиванцев, чтобы занять их трон. 

3. Македония и Дельфы , Делос

В 336 г. до н.э. сразу же после воцарения на троне Македонии Александр Македонский во главе 30-тысячного войска посетил Дельфы во время своего первого демонстративного похода по Элладе. Пройдя через Фессалию и освободив ее жителей от налогов в память о вышедшем из этих земель Ахиллесе, Александр миновал Фермопилы и вошел в Дельфы. Вряд ли это было его первым посещением древнего города, но сведений о более ранних визитах не сохранилось. Совет Амфиктонии (религиозно-политического союза земель, прилегающих к Дельфам) без колебаний признал его приемником Филиппа и верховным протектором, после чего юный царь направился к Пелопоннесу. Год спустя, возвращаясь в Македонию после взятия восставших Фив и признания его пожизненным гегемоном Греции на собрании Коринфского союза, Александр пожелал посетить святилище Аполлона в Дельфах. Интерес усиливало то, что возле храма находилась статуя столь высокочтимого им Гомера.

дельфы. храм аполлона

Время было выбрано неудачно – стояли «несчастливые» дни, пророчества не совершались и оракул молчал. Но этому обстоятельству не удалось смутить настроенного на решительные действия Александра. Когда жрец отказал юному царю в просьбе услышать ответ бога на интересующий его вопрос относительно похода в Персию, который должен был вот-вот начаться, тот сам отыскал пифию и повторил ей, за чем пришел. Но прорицательница так же сослалась на традицию, запрещавшую вопрошать оракул в эти дни. Отступление было не в характере Александра. Подняв пожилую пифию на ноги, он силой потащил ее к треножнику. Пораженная настойчивостью юноши пророчица в тщетных попытках вырваться произнесла: «С тобой не справиться, сын мой!» Услышав это, Александр оставил пифию, больше не требуя вопрошения оракула, а выйдя, объявил соратникам, что он услышал все, что хотел узнать.

Картинки по запросу македония и полисы греции картинки