Американский ученый-этолог Джон Кэлхун (John B. Calhoun) провел в 60-70-х годах ряд нашумевших экспериментов. Целью исследований было предсказание возможных сценариев развития человеческого общества.

В результате многочисленных опытов над колониями грызунов Кэлхун сформулировал новый термин, «поведенческая раковина» (behavioral sink), обозначающий переход к деструктивному и девиантному поведению в условиях перенаселения и скученности. Своими исследованиями Джон Кэлхун приобрел определенную известность в 60-е годы, так как многие люди в западных странах, переживавших послевоенный бэби-бум, стали задумываться о том, как перенаселение повлияет на общественные институты и на каждого человека в частности.

Кэлхун ставил свои опыты над сообществами грызунов — мышей и крыс, но считал, что логических причин, по которым аналогичные социальные процессы не могут произойти в человеческом обществе, не существует.

Результаты экспериментов в своё время произвели эффект разорвавшейся бомбы.

Свой самый известный эксперимент, заставивший задуматься о будущем целое поколение, Кэлхун провел в 1972 году совместно с Национальным институтом психического здоровья (NIMH). После него термин «поведенческая клоака» (behavioral sink), обозначающий переход к деструктивному поведению в условиях перенаселения, вошёл в обиход и стал использоваться также для характеристики  человеческого поведения. 

Кэлхун построил настоящий рай для мышей в условиях лаборатории. Был создан бак размерами два на два метра и высотой полтора метра, откуда подопытные не могли выбраться. Внутри бака поддерживалась постоянная комфортная для мышей температура (+20 °C), присутствовала в изобилии еда и вода, созданы многочисленные гнезда для самок. Каждую неделю бак очищался и поддерживался в постоянной чистоте, были предприняты все необходимые меры безопасности: исключалось появление в баке хищников или возникновение массовых инфекций. Подопытные мыши были под постоянным контролем ветеринаров, состояние их здоровья постоянно отслеживалось. Система обеспечения кормом и водой была настолько продумана, что 9500 мышей могли бы одновременно питаться, не испытывая никакого дискомфорта, и 6144 мышей потреблять воду, также не испытывая никаких проблем. Пространства для мышей было более чем достаточно, первые проблемы отсутствия укрытия могли возникнуть только при достижении численности популяции свыше 3840 особей. Однако такого количества мышей никогда в баке не было, максимальная численность популяции отмечена на уровне 2200 мышей.

В июле 1968 года в проволочный загон в лаборатории на базе Национального института психического здоровья были помещены 4 пары мышей.

Загон поддерживался в постоянной чистоте, мыши были привиты от инфекций и находились под постоянным контролем ветеринаров. По расчётам исследователей, места для гнёзд в загоне хватило бы на 3840 мышей, а постоянно подаваемой еды — на 9500. На практике численность популяции остановилась на максимальном значении 2200 и после него только сокращалась.

К июню 1972 года, когда Кэлхун завершил эксперимент, в загоне оставалось лишь 122 мыши. Все они вышли из репродуктивного возраста, поэтому итог эксперимента уже был ясен.

А так всё хорошо начиналось...

Первые четыре пары очень быстро освоились в загоне и, осознав, в какую мышиную сказку они попали, начали ускоренно размножаться. Описывая эксперимент, Кэлхун разделил историю мышиной вселенной на фазы. Фаза «А» завершилась с рождением первого потомства. Началась фаза «В» — стадия экспоненциального роста численности популяции в идеальных условиях, когда число мышей удваивалось каждые 55 дней.

С 315-го дня эксперимента темп роста популяции стал замедляться. Теперь численность удваивалась каждые 145 дней. Кэлхун констатировал наступление фазы «С». К этому моменту в загоне проживало около 600 мышей, сформировалась определенная иерархия и появилась социальная жизнь.

«Отверженные» и феминистки

Проблемы начались, когда жителями «Вселенной 25» стала ощущаться нехватка пространства.

На стадии «С» в загоне появилась группа «отверженных», которых общество изгоняло в центр. Они часто становились жертвами агрессии — отличить группу можно было по искусанным хвостам, выдранной шерсти и следам крови на теле.

«Отверженными» становились молодые особи, не нашедшие для себя социальной роли в мышиной иерархии. Проблема отсутствия подходящих ролей была вызвана тем, что в идеальных условиях мыши жили долго, и стареющие грызуны не освобождали места для молодых сородичей.

Агрессия стариков часто направлялась на на молодых сородичей, а опыт позволял им одерживать победу. После изгнания самцы ломались психологически, характеризовались пассивностью либо чрезмерной агрессивностью с нападением на любых других мышей, пансексуальным и гомосексуальным поведением. Они не желали защищать своих беременных самок и исполнять свои социальные роли.

Самки, готовящиеся к рождению детенышей, становились все более нервными, так как в результате роста пассивности среди самцов они становились менее защищенными от случайных атак. В итоге самки стали проявлять агрессию, часто драться, защищая потомство. Однако агрессия парадоксальным образом была направлена не только на окружающих— не меньшую агрессивность они проявляли к своим собственным детям.

Всё чаще стали появляться самки, которые убивали своих детенышей, перебирались в верхние гнезда, становились агрессивными отшельниками и отказывались от размножения. В результате рождаемость значительно упала, а смертность молодняка достигла значительных уровней.

«Красавчики» и конец света

Джон Кэлхун надеялся, что после сокращения популяции наступит какой-то статус-кво, но вскоре началась последняя стадия существования мышиного рая — фаза «D», или «фаза смерти», как её назвал сам исследователь.

Символом этой стадии стало появление новой категории мышей, получившей название «красавчики» (beautiful ones). К ним относили самцов, демонстрирующих нехарактерное для вида поведение, отказывающихся драться и бороться за самок и территорию, не проявляющих никакого желания спариваться, склонных к пассивному стилю жизни.

«Красавчики» не вступали в борьбу за самок и территорию, не проявляли активности к размножению — только ели, спали и чистили шерстку. Своё название они получили потому, что в отличие от прочих обитателей, на их теле не было шрамов и выдранной шерсти. Зато их нарциссизм и самолюбование были поистине карикатурными.

В последнем поколении жителей загона «красавчики» и самки-одиночки, отказывающиеся размножаться, составили подавляющее большинство.

Средний возраст мыши в последней стадии существования мышиного рая составил 776 дней, что на 200 дней превышает верхнюю границу репродуктивного возраста. Смертность молодняка составила 100%, количество беременностей было незначительным, а вскоре совсем сошло на нет.

У мышей часто проявлялось девиантное и необъяснимо агрессивное поведение в условиях избытка жизненно необходимых ресурсов. Процветал каннибализм при одновременном изобилии пищи, самки отказывались воспитывать детенышей и убивали их.

Предвидя скорую катастрофу, коллега Кэлхуна, доктор Хэлси Марсден, в 1972 году перенес несколько самок и самцов-«красавчиков» в отдельные загоны, обнаружив, что мыши и там не пытаются спариваться.

По сути, «красавчикам» и самкам-одиночкам были предоставлены те же условия, в которых первые 4 пары экспоненциально размножались и создавали социальную структуру. К изумлению ученых, покинувшие рай мыши, своё поведение не изменили и отказались выполнять функции, связанные с репродукцией. В итоге не было новых беременностей, и все мыши умерли от старости.

Смерть духа

Используя отсылку к Откровению Иоанна Богослова, Кэлхун описал распад общества как «смерть в квадрате» (death squared), при этом «первую смерть», смерть духа, мыши переживали ещё при жизни.

Растущая численность популяции, увеличение скученности, повышение уровня физического контакта — всё это, по мнению Кэлхуна, привело к появлению особей, способных только к простейшему поведению.

В условиях идеального мира, в безопасности, при изобилии еды и воды, отсутствии хищников большинство особей только ели, пили, спали, ухаживали за собой. Мышь — простое животное, для него самые сложные поведенческие модели — это процесс ухаживания за самкой, размножение и забота о потомстве, защита территории и детенышей, участие в иерархических социальных группах. От всего вышеперечисленного сломленные психологически мыши отказались.

Кэлхун называет подобный отказ от сложных поведенческих паттернов «первой смертью», или «смертью духа». После наступления «первой смерти» физическая смерть («вторая смерть» по терминологии Кэлхуна) неминуема и является только вопросом времени. 

После «смерти духа» значительной части популяции, вся колония обречена на вымирание даже в условиях «рая».

Выводы

Жизнь есть страдание, утверждал в V веке до н.э. Будда Шакьямуни. Спустя 25 столетий Джон Калхун перефразировал его слова: жизнь есть борьба. Любое живое существо создано природой для того, чтобы бороться за свое существование. И человек в значительной степени ориентирован на преодоление трудностей. Ему на роду написано постоянно испытывать стресс, давление и напряжение. Это такая же естественная среда для людей, как вода для рыб. Что не тренируется, то не развивается гласит пословица. Это абсолютно верно применительно к эксперименту с мышами. Те особи, которые отказались от сложных и трудозатратных процессов по охране своей жизни и территории, ухаживания за самкой и заботе о потомстве, превратились в пассивных и нарциссичных существ. Их внутренняя логика понятна и проста: зачем прилагать лишние усилия, когда каждый день есть еда и вода, и при этом тебе глобально ничего не угрожает. Казалось бы, от общественных проблем в условиях скученности никуда не спрячешься. Однако отказ от сложных социальных механизмов породил выплеск агрессии на заведомо слабейших членов коллектива. Для одной особи это ведет к деградации. В масштабах популяции к фатальному регрессу. Люди это тоже животные. Может быть, для нас непривычен такой сугубо биологический взгляд на венец природы, но это действительно так. У человека очень много общего с другими видами социальных теплокровных существ. Результаты эксперимента Джона Калхуна дали богатую пищу для размышлений в такой науке, как социология города. Социологи горячо поддержали мышиную аналогию ученого. Действительно, поведение человека в условиях большой скученности на ограниченной территории подвергается совсем нерадостным колебаниям. Человечество придумало такие абстрактные понятия, как карьера, игра на бирже, финансовая самостоятельность, но механизмы преодоления трудностей остались без изменений. И если человек надолго замирает в развитии и концентрируется только на собственных простейших желаниях, он может оказаться выброшенным сначала из социальной структуры, а после и из самой жизни. Так что многие ученые уже бьют тревогу, говоря о том, что на улицах современных мегаполисов все чаще и чаще встречаются люди самых разных возрастов, все поведение которых демонстрирует некоторую отстраненность, отсутствие какого-либо интереса к происходящим вокруг событиям. В их жизни не происходит ничего, что заставляло бы их прилагать дополнительные усилия для своего интеллектуального и физического развития. Они построили вокруг себя прочный комфортный, гарантирующий им сытую жизнь и перестали двигаться вперед. А значит, пережили первую смерть по терминологии Калхуна.

Появление людей, которые отказываются от борьбы и развития первые тревожные звоночки обществу в целом. Планета Земля имеет четкие и понятные границы. До полного освоения территорий и равномерного распределения по ней людей еще далеко, но если человечество победит голод, но не сможет вырваться за пределы своей, не пойдет ли наша цивилизация по пути мышиного рая или, может, все будет совсем не так, как в описанном эксперименте? К сожалению, его автор был настроен крайне пессимистично. Такое необычное название эксперимента связано с тем, что до Вселенной 25 была Вселенная 24, 23, 22 и так далее Этолог устраивал проверки такого рода два с половиной десятка раз и всегда получал один и тот же результат. Джон Калхун умер в 1995 году в возрасте 78 лет. Заслуженный исследователь оказал огромное влияние на психологию, социологию, этологию и ряд других дисциплин. Опираясь на результаты эксперимента Вселенная, власти США пересмотрели нормы содержания заключенных в тюрьмах, а также внесли коррективы в планировку новых городских кварталов. К консультациям Джона Калхуна прибегали специалисты NASA во время моделирования поведения группы людей на замкнутой территории в космосе. Ряд писателей и режиссеров выпустили в свет произведения, основанные на поднятых им проблемах перенаселения. Так что результаты его экспериментов не просто заслуживают внимания, но и требуют максимально серьезного отношения. Ведь они, как минимум, напоминают каждому из нас, что и иные материальные блага пусть и важные, но далеко не единственные ценности, необходимые человечеству для выживания. Главное никогда не останавливаться на пути развития собственной личности.