Религиозный синкретизм - состояние рели­гиозного явления, характеризующееся заимствованием одной религии элементов других религий либо совокупность компонентов разных религий в новой религиозной системе. Термин синкретизм восходит к греческому συγκρητισμός и обозначает соединение, объединение.

По­нятие «Религиозный синкретизм» используется применительно к разным формам религиозной жизни, в контексте которых оно имеет различные смысловые оттенки. Термин «синкретизм» впервые применил древнегреческий историк Плутарх для характеристики поведения критян, примиряющих разногласия в период усиления внешней опасности. По отношению к архаической религии религиозный синкретизм означает слабую дифферен­циацию религиозного сознания и культовых практик, слитность их с другими сторонами духовно-практичес­кой жизни человека – трудом, социальным устрой­ством и т. д. На раннем этапе истории религиозное ми­ровоззрение представляло собой слаборасчлененную целостность магических, анимистических, теистичес­ких и пр. представлений, включавшую также зачатки этических, эстетических, правовых, научных поня­тий и практических знаний. Архаическая религиоз­ная практика объединяла магические манипуляции и рудименты изобразительного, танцевального, му­зыкального искусства, словесного творчества. По мере развития компоненты этой мировоззренчес­кой и культовой синкретической целостности по­лучают качественную определенность и выделяют­ся для дальнейшего существования либо в составе четко структурированной религиозной системы (напр., в виде теологии, демонологии, антропологии) либо как самостоятельные культурные феномены (напр., в виде этики, права, театрального искусства и т. д.). За пределами религиозной архаики под религиозным синкретизмом подразумевается соединение религиозно чужерод­ных элементов в одну целостность. Такое соедине­ние – синкретизация – типичный процесс разви­тия практически всех религий, которые в ходе эво­люции интегрировали в свое первоначальное содержание идеи и элементы обрядности, заимство­ванные из сосуществующих верований и культов. В древнем мире религиозный синкретизм был особенно присущ, например, религии римлян, в рамках которой синкретизация (включение в римский пантеон иноэтнических бо­гов и т. п. практика) была частью официальной ре­лигиозной политики. Хотя монотеистические рели­гии стремились соблюдать в беспримесном состоя­нии догматику и культ, однако ни иудаизм, ни христианство, ни ислам уже на этапе формирования не избежали инкорпорирования в свой состав рели­гиозно чужеродных явлений. Вся последующая ис­тория этих религий была сопряжена с борьбой двух противоположных тенденций – заимствованием инорелигиозных элементов и попытками от них ос­вободиться. В России религиозный синкретизм был прежде всего след­ствием взаимодействия православия и древней рели­гии славян. Само православие русское как своеобразный этнорелигиозный тип – во многом есть результат религиозного синкретизма. На Руси христианизация шла на протяжении веков под знаком сохранения элементов народных (языческих) верований, культов и традиций. Так, способности Перуна были перенесены народным сознанием на пророка Илию, с которым впоследствии слился и образ Ильи Муромца; женское божество Макошь стало именоваться св. Параскевой при сохранении своего предназначения; чудотворные иконы заменили местных богов покровителей. Некоторые народные празднества в России переименовывались на христианский манер, сохраняя прежнее значение: «медовый спас» (освящение меда и злаков) сохранился в изначальном значении. На «яблочный спас» при сохранении ритуала освящения яблок, символизирующего преображение природы, наложился и христианский образ «Преображение Богочеловека». Праздник «Покрова Богородицы» вытеснил отмечавшийся в этот день (1 окт. ст. ст.) в России «Покров бога Крышеня» (девушки пели: «Крышень, Крышень, покрой землю снежком, а меня женишком!»). Значимость этого праздника связана с представлением о покровительстве Небес всей Русской земле. Славянское празднование зимнего солнцеворота Масленица сохранилось также без христианской интерпретации (с гулянием ряженых и с символами бога солнца).

В советский и постсоветский периоды новые формы религиозного синкретизма связаны либо со стремлением традиционных религий приспособиться к современным социокультурным реалиям, либо со стремлением новых религий сохранить свое влияние за счет исконных традиций. Так, Русская Православная церковь была вынуждена согласиться с празднованием Нового года, несмотря на то, что оно приходится на Рождественский пост. В условиях запрета на широкое празднование Пасхи произошло возрождение народной дохристианской практики «радования» вместе с предками на могилах родственников, что категорически запрещалось Православной церковью (в качестве «компромисса» церковь стала отмечать специальный праздник с языческим названием «Радоница» на 9-й день после Пасхи).

На позднем этапе истории, в 19-20 вв., появились ре­лигиозные системы, для которых религиозный синскретизм является осно­вополагающим началом. К числу таковых принадле­жит, например, бахаизм, каодаизм в составе которых религиозный синкретизм выступает средством преодоления межконфессиональных разно­гласий и движения к универсальной религии.

Источники:

  1. Кравчук Л. А. Синкретические религиозные учения: история и современность // Религиоведение. — 2002. — № 4. — С. 141—145.
  2. Почепцов С.С. к.филос.н. старший преподаватель кафедры философии и теологии НИУ «БелГУ» Россия, г. Белгород, «Экономика и социум» No4(13) 2014.
  3. Элиаде М. История веры и религиозных идей: от Гаутамы Будды до триумфа христианства. М., 2008. 512 с.