Мирин Дажо(Mirindaĵo — «чудо» на языке эсперанто, настоящее имя Арнольд Геррит Хенске (Arnold Gerrit Henskes), родился 6 августа1912,Роттердам — 26 мая1948,Цюрих) — голландский дизайнер, художник, ставший известным благодаря прокалыванию своего тела насквозь всеми возможными видамихолодного оружия.

Он прославился благодаря прокалыванию своего тела и внутренних органов насквозь всеми возможными видами холодного оружия без травм и последствий для здоровья. Его популярность в Европе в 40 годы 20 века была чрезвычайно высока. В конце июня 1947 года американский Time Magazine опубликовал материал о 35-летнем голландце Мирине Дажо, который обладал поистине необъяснимыми способностями, что поставили в тупик даже самых продвинутых ученых. Он называл себя пророком и призывал с верой в Бога учиться управлять своим телом и разумом. Его ассистент отмечал телепатические и целителькие способности Дажо, лечение людей происходило в присутствии врачей. У Дажо была своя философия: он утверждал, что выше человека есть божественная сила – «Источник», который может возвысить, и ради которого стоит избавиться от жалкого материализма.

Мирин Дажо

Марин Дажо посвятил жизнь демонстрации людям сверхспособностей. Он выступал на медицинских конгрессах, в присутствии множества докторов, врачей и журналистов, которые фиксировали показания его организма. Острые спицы и кинжалы проходили сквозь его органы сердце, лёгкие и селезёнку, иногда через несколько органов одновременно без крови. Он говорил что предметы просто дематериализуются внутри его, поэтому не наносят вред. Время от времени лезвия посыпались ядом или вонзались преднамеренно заржавевшие. В одном выступлении в Цюрихе, чтобы доказать публике, что это не обман, Дажо пронзили тремя полыми 8-миллиметровыми трубками, через которые подавалась вода.

Мирин Дажо

Его необычные способности проявились еще в детстве и юности. Арнольдом неоднократно происходили необъяснимые события. Однажды он написал портрет покойной тетки, и сумел изобразить ее с такой поразительной точностью, будто она ему позировала. Но все дело в том, что живущую в Южной Африке тетку, Арнольд никогда до этого не видел. Ни саму тетю, ни ее фотографию.

Иногда Хенске жаловался на то, что просыпается, весь испачканный красками, а на мольберте – картины, которые он точно не рисовал днем. Это говорит о том, что Арнольд был сомнамбулом и рисовал в состоянии глубокого транса, после которого у него возникала спонтанная амнезия. Предположительно именно способность быстро погружаться в состояние сомнамбулизма и дало возможность оставаться невредимом при нанесении травм и увечий. Свой необычный феномен Хенске обрел в тридцать три года.
Он получил серьезное ранение в 1940 году во время оккупации Нидерландов Германией, которое не причинило ему ни боли, ни каких-либо неудобств и вообще осталось без последствий. С этого момента Хенске попробовав самостоятельно нанести себе раны понял, что его тело неуязвимо. После недолгих размышлений Арнольд решил использовать свой уникальный дар. Бросил работу в проектном бюро, где возглавлял группу архитекторов, и переехал в Амстердам. Для начала стал бродить по кафе и барам голландской столицы и предлагал посетителям за небольшую плату…зарезать себя. 


Скоро о нём заговорил весь город. И тогда Арнольд Хенске сменил своё имя на более артистичное — Мирин Дажо, что на эсперанто означало «чудесный», «удивительный». Как и многие его современники, он считал, что с помощью этого искусственного языка удастся преодолеть барьеры между народами.

Его выступления проходили в престижных концертных залах и собирали огромное количество публики. Этому способствовали и восторженные статьи в газетах. После выступления в самом большом концертном зале Цюриха «Корсо» о чудотворце заговорила вся Европа. Представьте себе: ассистент вонзает ему и в грудь, и в спину кинжалы и рапиры, а он абсолютно не реагирует на это! А тут ещё в интервью популярному журналу Мирин Дажо заявил: «Я не актёр, а пророк. Если верить в Бога, то можно научиться управлять своим телом…»

Популярность «пророка» росла, однако в прессе стали появляться и разоблачительные материалы. Их авторы утверждали, что Мирин Дажо просто очень ловкий фокусник-обманщик. Использует массовый гипноз и др. В ответ Мирин Дажо решил выступить перед медиками с условием, что отчёт об этом выступлении будет опубликован в прессе. Снимавшие уникальное выступление фотоаппараты и кинокамеры, которые нельзя загипнотизировать, подтверждали реальность всего происходившего.

Вскоре Мирин Дажо знакомится с Яном Дирком де Гроотом, который становится его бессменным помощником. Тот предлагает привлечь группу ассистентов, чтобы сделать происходящее на сцене более динамичным. Очерёдность всех действий отрабатывали заранее и очень тщательно. В быстром темпе вонзали в тело Дажо шпаги, ножи, стилеты и дротики, превращая его в своеобразную «подушечку для иголок». Иногда этих острых предметов оказывалось так много, что чудотворец походил на дикобраза.

Желая подогреть интерес публики, Дажо усложнял свои упражнения. Например, лезвия шпаг и кинжалов раскаляли добела. То, что это не фокус, подтверждал запах горелого мяса. Или брали ржавое лезвие, или смазывали его ядом. Однажды во время выступления в Цюрихе, доказывая публике, что никакого обмана нет, его грудную клетку проткнули тремя полыми 8-миллиметровыми трубками, через которые подавалась вода. Ассистенты поливали тело Дажо крутым кипятком, но его кожа при этом даже не краснела, об ожоге и речи не было. Он как-то даже пригласил репортёров и пробежался перед ними по парку, пронзённый рапирой.

Ян де Гроот подсчитал, что ежедневно во время выступлений Дажо прокалывали более 50 раз, а в нескольких случаях это число превысило сотню. Острые спицы и рапиры проходили сквозь сердце, лёгкие и селезёнку, а то и сквозь несколько органов одновременно, но крови при этом не было никогда. Ян де Гроот всерьёз считал, что у Дажо есть как минимум три ангела-хранителя, которые оберегают его и подсказывают, каким испытаниям он может подвергнуть своё тело.

В 1947 году Мирин Дажо отправился на гастроли в Швейцарию. 31 мая он продемонстрировал свои таланты в Цюрихском кантональном госпитале в присутствии множества врачей и журналистов. В ходе выступления делались рентгеновские снимки, чтобы все могли увидеть его пронзённые острым клинком жизненно важные внутренние органы: лёгкие, печень, почки и даже, что совсем уже невероятно, сердце. Когда клинок вынимали, кровь не выступала, а на теле - в местах входа и выхода лезвия - оставались лишь небольшие пятнышки, которые моментально исчезали.

Интересно, что самому Дажо кинжалы и рапиры не причиняли никакого вреда, а вот зрители реагировали очень эмоционально. Во время одного из выступлений у особо впечатлительной дамы случился сердечный приступ. А когда на представлении в концертном зале «Корсо» в Цюрихе рапира задела кость и в абсолютной тишине был слышен этот негромкий скрежет, несколько человек потеряли сознание.

Подобные же исследования проводились в Базеле и Берне. Но медики не смогли дать хоть какое-то объяснение необычным способностям Мирина Дажо. Сам он говорил, что это не металл проходит сквозь него, а он безболезненно «нанизывает» себя на металл, что с помощью высших сил ему удаётся дематериализовать тот участок тела, через который проходит острое лезвие. Иными словами, Мирин Дажо утверждал, что способен произвольно изменять физические характеристики своего организма, перемещая его в другое измерение. Причём ему был дан дар сознательно «включать» и «выключать» эту способность. Был ли это триггер сформированный в гетеро воздействии или он смог получить эту способность в аутотренинге неизвестно, с уверенностью можно лишь констатировать глубокий парасомнамбулистический транс.

Для Мирина Дажо выступления не были целью получения славы или богатства, он хотел показать миру, что есть нечто большее, чем реальность, и человек может существовать вне материального мира. Люди должны понять, что существует высшая сила, источник, Бог, который даёт эти способности, как ясный знак того, что существует нечто большее за пределами материалистической картины мира. Он утверждал, что доносит послание мира, а материалистический путь человека может привести к нищете и войне.

На своем последнем представлении, которое состоялось в середине мая 1948 года, Дажо проглотил иглу, которую впоследствии он планировал дематерилизовать внутри тела. Впрочем, не все задуманное получилось: доктор пошел на оперативное вмешательство, но с применением традиционных медикаментов и препаратов. Все прошло нормально, но десятью днями позже Мирин лег в постель – и не встал на следующий день. Ассистент проверил пульс, и, убедившись, что все в норме, решил, что Дажо медитирует – этим он занимался очень часто…

Мирин Дажо умер 26 мая 1948 года. По результатам вскрытия – от разрыва аорты. Впрочем, хирург, которому довелось вытаскивать иглу, не был согласен с итогами врачебного расследования, как и Ян Грут. Последний, кроме того, был уверен, что необыкновенный голландец знал о своей судьбе: незадолго он, во-первых, признался, что больше не приедет в родную страну, а, во-вторых, отстранил ассистента от последнего эксперимента.

Вскрытие показало множественные шрамы от предыдущих экспериментов, на его руках и ногах, а также на груди и животе. Многочисленные внутренние шрамы были обнаружены в связи с частым проколами в печени, почках, диафрагме и селезенке, также один шрам на вершине сердца, однако не было шрамов на животе и кишечнике.

Несмотря на то, что Мирина Дажо нет уже более 60 лет, никто из современников белой расы пока не смог повторить подобное.