Ночной дозор ( 2000 ) - одна из 54х новелл  В. Лазарева - Парголовского , опубликованная СМИ " Красное и Белое " , а также в интернете и в  электронной книге  "Приколы Парголовских Дураков " .Спб , ФиЦ, 2012 .ISBN 978-5-600-00043-8 . 

Новелла № 44 . Ночной дозор .

Фрагмент 25 (205), июль 2000

     Мы расстались с рыцарями Уайтом Басконом и Уилом Бирмагеном, когда они получили от короля секретное поручение покинуть Лондон и передать письмо Герцогу Ричарду Глостерскому. Первого тянуло в путь с надеждой навестить любовницу баронессу Феколу Гампсли, а второго крайний эгоизм и тщеславие.

     - Я уверен, что ни одни стражник не осмелится открыть ночью ворота, чтобы выпустить меня отсюда, - молвил сэр Бирмаген.

     - О, похвальное геройство, - воскликнул Синий рыцарь, он же сэр Уайт Баскон. – Я видел сотни добрых воинов, но, пожалуй, второго такого в Англии не сыскать. Я предпочитаю безопасные прогулки, ведь вольные северные стрелки ловко обращаются с луком, и нас, возможно, не спасут даже стальные панцири и шлемы.

     - Чепуха, - парировал Уил. – А что касается стрелков из Нирвуда и Чарнвуда, то стоит им заметить рыцаря в черных доспехах, как Ланкастеры удирают во все лопатки, даже забыв о своем искусстве владеть луком.

     Разговор закончился, и наши герои отправились готовиться к выезду из Лондона, так как солнце быстро садилось за горизонт. При свете факелов оруженосцы облачали господ в полную амуницию. Подтягивали ремни, на ноги надели кольчужные чулки, к которым прицепили боевые шпоры. На шеи повесили треугольные щиты, на головы водрузили тяжелые шишаки с забралом и пышным плюмажем из перьев. Коней также снарядили по моде того времени - в пестрые кожаные попоны с бляхами. Когда рыцарей втащили на лошадей, зрелище получилось потрясающим. Оруженосцы мечтали сытно поесть и переночевать в столице, полные всевозможных опасностей ночные дороги не манили их к себе. Наоборот, господам не терпелось пустить свои булатные мечи в ход, и они отдали сигнал к немедленному отправлению.

     Пустынный ночной лес. На небе тускло светит луна, вот она вышла из-за туч, и под дубом сверкнула кованая броня, через несколько секунд приглушенно фыркнул конь. Засада.

Фрагмент 26 (206), июль 2000

     За поворотом дороги послышался топот копыт, и прямиком на засаду выехали четыре всадника. Один в синих доспехах, а другой в черных. Остальные двое – в скромной одежде с луками за спинами, вероятно, слуги, так как они обращались к закованным в броню воинам с почтением. Господа же не обращали  на прислугу никакого внимания и продолжали беспечно болтать. Казалось, что хохот членов партии Белой розы слышен за целую милю. У обоих поднято забрало, меткий стрелок, притаившийся в кустах, мог поразить их с первого выстрела.

     Однако воины совсем забыли об опасностях, ведь Черный рыцарь толкал байки:

     - Моя жена любит разводить цветы, кроме растений ее ничего не интересует…

     Послышался посвист, и лошадь благородного сэра Уайта Баскона упала в дорожную пыль вместе со всадником.

     - В чем дело, черт подери? – Черный рыцарь опустил забрало и поднял копье.

     Из растительности выехал всадник, облаченный с ног до головы в зеленую броню. Высоко над шлемом незнакомца торчали рога круторогого барана. Где и когда рыцарь их достал, было ведомо только одному человеку, этот человек – Синий рыцарь. Зеленый рыцарь протрубил в рог, призывая своего противника на бой. Бойцы с воплями и проклятиями устремились навстречу, держа копья наперевес. Посреди поляны они сшиблись, и Черный рыцарь не вылетел из седла лишь потому, что запутался в стременах. Неизвестный противник направил удар прямо в шею, но стальной наустник на забрале спас Уила Бирмагена от неминуемой смерти. Ответ сэра Уила оказался конкретным. Его копье стукнуло в щит соперника и проломило его. Наступила пауза. Зеленый рыцарь замешкался, ошеломленный силой столкновения, а перед глазами Черного рыцаря промелькнули воспоминания об ужасном рыцарском турнире под стенами осажденного Орлеана во Франции. Бирмаген никогда не забывал о страшном уколе в горло, о том, как его замертво унесли с ристалища, и о гордо восседавшем на коне человеке в зеленых доспехах. Да! Именно в зеленых латах, как и этот новый рыцарь. Это он, его заклятый враг и поклонник его же жены.

Фрагмент 27 (207), август 2000

     Зеленый рыцарь подъехал вплотную к Бирмагену и приставил к груди Черного рыцаря меч:

     - Спускайся на землю, - прохрипел он.

     - Сэр! – воскликнул Уил Бирмаген. – Я, конечно, признаю себя побежденным, и из моего поместья вам пришлют причитающийся выкуп за мою жизнь, но рыцарский этикет не допускает подчинения неизвестному, не назвавшему своего имени.

     Зеленый рыцарь снял шлем, смолистые кудри упали ему на грудь.

     - Сэр Филипп де Бон! – Удивился Черный рыцарь, и ему вторил голос Синего, который находился в стороне с двумя слугами. Филипп повернулся к Синему рыцарю.

     - Я, Уайт Баскон, - сказал тот, снимая шлем.

     Лицо Зеленого рыцаря одарила слабая улыбка:

     - Рад встретить своего любимого ученика на ночной дороге. Сегодня весь цвет рыцарства, бьющегося за партию Белой розы, брал у меня уроки ратного искусства. Я мстил сэру Бирмагену несколько лет и думаю, что достаточно. Дорогой Уайт, мы не поделили любовь девушки, но сегодня она законная супруга Черного рыцаря, и за свои поступки я самостоятельно отчитаюсь перед Всевышним.

     - Господа! – вмешался Уайт Баскон. – Я не позволю вам устраивать здесь повторную потасовку. Не лучше ли нам объединить усилия, помочь королю и совместно отправиться в Глостер.

     - О каком из королей идет речь? – уточнил Филипп де Бон. – О красном Генриха VI Ланкастере или о белом Эдуарде IV Йорке?

     - Мы бьемся за партию Белой розы, и у нас только один монарх – Эдуард IV, - гордо заявил Уил Бирмаген.

     Зеленый рыцарь вновь иронично улыбнулся. Истоки иронии Филиппа станут понятны, если учесть, что крестьяне с нетерпением ждали, когда же красно-белые навоюются. На решающую битву 22 августа 1485 года у деревушки Босворт обеим партиям удалось собрать лишь несколько десятков сторонников. В этой “карманной” потасовке Ричард III Йорк удостоился чести погибнуть в бою. Среди мертвых тел, где-то в кустах, отыскали корону, отмыли от крови и возложили на голову Генриха Тюдора, помирившего Алую и Белую розы. Как писал старичок Энгельс: “К счастью для Англии, старые бароны перебили друг друга в войнах Алой и Белой розы”.