Двое и она (1999 ) - одна из 54х новелл  В. Лазарева - Парголовского , опубликованная СМИ " Красное и Белое " , а также в интернете и в  электронной книге  "Приколы Парголовских Дураков " .Спб , ФиЦ, 2012 .ISBN 978-5-600-00043-8 . 

Новелла № 37 . Двое и она .

Фрагмент 37 (177), ноябрь 1999

     Хайчики, зайчики! Меня зовут Фекла. Чтобы вспомнить наиболее примечательные события из собственной жизни, я набросала по памяти списочек из 89 человек, возглавлявших Россию от Рюрика до дедушки Ельцина. Под номером 48 в этой пестрой очереди князей, царей, императоров, генсеков и президентов оказался Василий I, сын Дмитрия Донского, руливший государством целых 36 лет. Тогда я и родилась, в 1399 году на реке Северная Двина. Ах, этот старый, добрый XIV век!

     Что же запомнилось и отложилось?

     С северо-запада, кажется, на Русь давили немецкие рыцари и литовцы, а с юго-востока – татары. Только-только появилось огнестрельное оружие, сделав ненужными тяжелые кольчуги. В политике Василий отказался от агрессивности к Орде, стараясь нормализовать отношения с соседями на всех границах. Наш великий князь детство провел заложником у хана Тохтамыша, пока не сбежал. Поэтому очень хорошо знал о чем, с кем и как нужно договариваться в Орде. Таким образом, 1 апреля 1999 года, а именно отсюда я начну свое повествование, мне исполнилось 600 лет. И не надо делать удивленных лиц и задавать каверзных вопросов, например, не встречала ли я Дункана Маклауда? Естественно, не встречала. Так получилось, что у меня была любовь с еще молодым следователем Эндрю Барретом, а 50 лет спустя с его новым помощником Буратино. Кто же мог предугадать столь нелепую встречу – не виноватая я, он сам пришел. Эх, “слова любви вы говорили мне в городе каменном, а город пил коктейли пряные, пил и ждал новостей”. Сообщение по ТВ: “Последние новости из Турции. По последним данным, число погибших от мощного – самого сильного за последние 50 лет – землетрясения в этой стране уже превысило 3 тысячи человек. Около 10 тысяч пострадавших все еще находятся под развалинами зданий. Уцелевшие граждане боятся возвращаться в свои дома, опасаясь новых толчков. В Измите, оказавшемся в эпицентре землетрясения, до сих пор горит нефтеперерабатывающий завод. Пламя грозится перекинуться на разрушенные жилые кварталы города, есть опасность взрыва”.

     Тем временем, 19 августа 1999 года, Ботлихский район Дагестана, в зарослях кустарника притаился секретный дозор федеральных войск. Двое молодых парней в камуфлированном снаряжении ведут визуальное наблюдение за условной границей с Ичкерией. В эфире за час до рассвета с чеченской стороны слышна какая-то восточная музычка.

     - Слышь, Серега, духи веселятся?

     - Не глухой. А в моей деревне сегодня яблочный спас. Матка пирог с яблоками на стол ставит, братухан-старший за холодной водочкой слетает до магазина, и мы ее до дна проигнорируем с томатным соком. Коктейль “Кровавая Мэри” называется.

     - Не дразни мой желудок, Серега. Лучше запроси у наших, что с утра на завтрак, и выехала ли за нами смена?

     Сергей, обвешанный вооружением с ног до головы, нажал кнопку рации:

     - Гном вызывает Колдуна. Гном вызывает Колдуна. Прием.

     - Ответил Колдун.

     - Дорогой, что у нас по распорядку?

     - Трубы, трубы. Как понял, прием? Колеса за вами отправили.

     - Понял тебя, спасибо. До связи.

     - Опять макароны, будь они прокляты! – выругался старший дозора и в тот же момент заметил черную точку, передвигающуюся по мокрому от росы травяному полю. Было очевидно, что точка приближается.

     Старший поднял бинокль и постарался рассмотреть объект в быстро рассеивающейся мгле:

     - К нам гости. Идет человек, идет один.

     - Выходим на связь? – спросил Серега.

     - Подожди. Проведем задержание, а уж потом побакланим с базой, - старший щелкнул предохранителем автомата.

     Я и была тем человеком. Ноги несли меня на встречу судьбе, пересекая административную границу. А началось все с отпуска в Турции, где меня застало чудовищное землетрясение. Воспользовавшись случаем, я исчезла навсегда из прошлой жизни, чтобы вновь появиться в России, но уже под иной фамилией. Обладательница моего прежнего паспорта до сих пор числится без вести пропавшей. За отдельную плату я оказалась в Чечне, помогли мне несколько суровых бородатых мужчин. Отсюда – пешком к административной границе. После задержания пришлось выдержать длительные беседы с компетентными собеседниками и чиновниками миграционной службы. И вот, наконец, скорый поезд несет меня в город на Неве, а в кармане – желанная справка перемещенного лица.

     В Петербург я приезжала уже многократно. Здесь, под видом обыкновенных библиотекарей трудятся сотрудники секретного Нулевого отдела, занимающиеся легализацией и легендированием таких, как я – сверхдолгожителей. Один звонок по телефону в библиотеку, не нуждающуюся в рекламе, и новый паспорт, права, кредитная карточка и ключи от квартиры, выбранной в одном из живописных пригородов СПб, у меня.

Фрагмент 38 (178), ноябрь 1999

     Мой отец был бродячим комическим артистом или скоморохом. Однажды он тяжело заболел и решил умереть. Мне исполнилось тогда уже 12 лет, а в этом возрасте на Руси выдавали замуж, поэтому я считала себя вполне взрослой, и отец пригласил меня на важный разговор. Он попросил плотно закрыть дверь и подойти поближе, чтобы лучше меня рассмотреть. Видимо, настал вечер его жизни, и сумерки в глазах сгущались, несмотря на несколько лампад. Папуля взял мою руку и сообщил о скорой кончине. Я заплакала, но он остановил меня спокойным голосом и сказал, что я ему не родная дочь, он нашел меня в лесу, подвешенной в люльке на кусте над ручьем. Что сталось с моими истинными родителями ему не ведомо. Но он, бродячий артист, пожалел крошку и взял к себе на воспитание.

     - Я умираю просто потому, что устал жить. Хотя за долгие-долгие годы странствий смерть основательно позабыла обо мне, и теперь придется поискать старушку, чтобы она пришла ко мне на свидание.

     Я понятия не имею, сколько прожил отец, вероятно, тогда я думала, что он бредит. Ведь средний возраст на Руси, да и на всей планете в те годы составлял около 30 лет. В тридцатник человек становился глубоким стариком. У него выпадали зубы, редели волосы, кожа покрывалась постоянными морщинами, а организм ощущал себя совершенно изношенным.

     В конце ХХ века средний возраст повысился примерно до 76 лет. То есть из сотни взятых наугад людей свои 40 лет встретят 94 человека, до 50 доберется 91 человек, к шестидесяти годам останется только 82 человека, к 75-ти – 51 человек, до 85-ти дотянут только 11, к 90 годам умрут почти все. Из 15,5 тысяч людей до ста лет доживет только один человек.

     Вернемся в XIV век, когда я маленькой девочкой молча стояла над ложем умирающего отца и внимательно слушала. Его взгляд мутнел, словно был устремлен в прошлое:

     - Если захочешь жить долго, то раскрой это, - он протянул мне нечто похожее на  маленькую бутылочку. – Здесь универсальное лекарство, именуемое панацеей. Его мне дал партнер по представлениям. Запомни, оно лечит сразу все болезни. Глотнешь, и словно погрузишься в туман, если суждено тебе выжить, то отправляйся в Страну Ленивых. Дойдешь, и откроется, дочурка, длинная дорога. А все остальное – и счастье, и несчастье по пути найдешь, что потребуется – поднимешь, что нет – пусть валяется, где было.

     Время не ждет. Несколько лет я усердно расспрашивала всех, кто мне встречался, о Стране Ленивых, но никто не смог дать мне ответа и совета. Когда я вовсе потеряла надежду, то случилось мне оказаться в населенном пункте Парколо, Карбосельского погоста, Ладожского уезда, что в Водьской пятине по Господину Великому Новгороду. Шел 1422 год, когда турки осаждали Царьград. Ехали мы на лошадях лесами Водьской земли, и ночь застала нас в Парколо. У костра я неожиданно вспомнила о последнем напутствии отца и публично задала свой вопрос. Неожиданно мои глаза заметили, как выпала из рук похлебка у пожилого язычника-карела. Я оказалась права, позже и только наедине я наконец-то услышала ответы на терзавшие меня даже во сне вопросы.

  Страна Ленивых лежит где-то в низовьях Северной Двины, у Белого моря. Живут в той стране люди-комики, и поклоняются они истукану Золотой Бабе, которую наши пращуры звали Уморой, а местные жители – Юмалой.

     Говорят, что комики приволокли эту самую Бабу из Рима. Историк Юлий Помпоний Лат в “Комментариях к флоре” писал: “Угры приходили вместе с готами в Рим и участвовали в погроме его Алларихом (410 год). На обратном пути часть их осела в Паннонии (Венгрия) и образовала там могущественное государство, часть – вернулась на родину, к Ледовитому океану и до сих пор имеет какие-то медные статуи, принесенные из Рима, которым поклоняется, как божествам”.

     Римляне называли Золотую Бабу – Юмора. Карел сказал мне, что идол Золотой Бабы есть статуя, представляющая женщину, которая держит ребенка  в утробе, и что там же уже виден следующий ребенок, который говорят ей внук. Карел пытался меня отговорить от путешествия туда, приговаривая, что вблизи от Бабы можно услышать будущее, которое еще не родилось. Будущее, словно на музыкальном инструменте, зарницу играет.

     Вновь в памяти всплыли наставления отца:

     - Придешь в Страну Ленивых и скажи такие им слова: “Я излечила себя от всех болезней”.

     - И чего же ты хочешь от нас? – будет вопрос.

     - Хочу жить вечно, пока все идет нормально.

     “Если рассмеются комики, то дадут тебе Большую Конфету, Чудо-Леденец”, - закончил свое напутствие отец.

Фрагмент 39 (179), декабрь 1999

     Снова с вами Фекла, девчонка парня по имени Буратино. Как же мы с ним познакомились? Я писала статейки в “КРАБ”, он тоже пописывал. Лежу на пляже, смотрю – симпатичный парень мою статью читает в “Красном и Белом”. Вот и повод для знакомства. Взяли мы лодку на прокат и переплыли на другую сторону реки. Нам навстречу – старуха и сурово спрашивает:

     - Кто вы, молодые люди?

     - Мы – крабы! – в шутку отвечаем ей.

     - Дети мои, любите друг друга ракообразно, - сказала она нам.

     Итак, вернемся в XV век, когда я узнала адрес Страны Ленивых и собиралась отправиться к Ледовитому океану за Большой Конфетой, Чудо-Леденцом. Еще долго я не решалась выпить универсальное лекарство, ведь неудачный опыт грозил мне смертью. Но старик-карел из населенного пункта Парколо укрепил мою решимость, поведав историю местной горы Парнас. Давным-давно, в стародавние времена, на Ладоге парнишка Квасура получил от Лады секрет напитка, именуемого встарь Квасурицей, а ныне просто квасом: “Квасура был весьма выделен богами и передал он тайну напитка отцу Богумиру с Парнаса”. События эти имели место быть задолго до хождения рыбака Андрея Первозванного к Балтийскому морю, где он дивился банному истязанию вениками у местных народов. Папашка мне рассказывал, как они с дядей Андреем вошли в недельный запой, а потом еще 5 дней отходили. Дядя Андрей побухать был совсем не дурак.

     Я отвлеклась. Расскажу вам кратко о генеалогическом древе славянских богов и древних людей. Предание гласит, что прежде всех был Род, творец Вселенной. Скучал он в яйце, не было  у него друзей и подруг, он сам себе был хороший друг. Но, разбив “крышу” над головой и покинув скорлупу, стал Род отцом и матерью всех богов. С тех пор, как рождается маленький человек, его будущее записывается в книгу: что на Роду нам написано, знать никто не может. Из себя Род сотворил первого мужчину и дал ему конец. Из себя же Род создал для него девушку Ладу и подарил ей начало всех начал. Любовью писалось продолжение книги Рода, и родился у них сын, а потом внук – Дажьбог. Здесь заканчивается мир богов и начинается мир людей. Дажьбог полюбил одновременно двух красавиц. От брака с Уморой, упоминавшейся ранее, родился Богумир, от Жевуньи – Орей. Богумир получил прописку на севере, его подругой жизни стала Славуня. Однажды могучий потоп лишил молодую семью места жительства и заставил пуститься в плавание. Славуня, полагаясь на женскую интуицию, повела лодку сквозь непроглядную тьму, и наводнение удалось победить. Плавсредство причалило к горе Парнас (парголовский Старый Парнас некогда вместе с другими холмами являлся береговой линий моря). Где проживали молодожены до потопа неизвестно. За 600 лет жизни мне удалось собрать кое-какую информацию по данному вопросу, которую я и предлагаю вашему вниманию.

     Во времена Великого оледенения Северный океан промерз насквозь, как лужа. Ветровая пыль засыпала льды и сделала их плодородными. Арктический антициклон превратил северный полюс в цветущий оазис, в сказочную страну, где жили последние ящеры, именуемые пращурами Змеями Горынычами, и первые люди. Сюда же с юга проникали и паслись огромные стада мамонтов и носорогов, овцебыков и арктических бизонов. Когда Великое оледенение ослабло, то воды теплого Гольфстрима прорвались в Арктику. В результате Ледяной материк раскололся, рассыпался и растаял, как сон. Подобные же мысли высказывали Вольтер (к сожалению, лично я с ним не знакома) и его корреспондент – аббат Бальи, предполагавшие, что следы Арктической цивилизации следует искать на севере континента Евразия. Я также полагаю, что наследие Арктиды возможно обнаружить не только на дне океана, но и в Евразии, на шельфе полярных морей. Не к этим ли следам относятся десятки загадочных лабиринтов и других неолитических сооружений, датируемых 2-м тыс. до н.э., на Соловецком архипелаге? Нечто подобное встречается и в Карелии, и в Мурманской области, Финляндии, Швеции и Норвегии.

     Выслушала  я старика-карела, сопоставила всю информацию, имевшуюся в моем распоряжении, и решилась проглотить панацею. Очень быстро я пожалела о принятом решении, страхи оказались не напрасными. Лечение от всех болезней оказалось устрашающим. Вначале я почувствовала легкое опьянение, сменившееся ощущением, что мое тело разваливается на части. Неведомый страх колотил меня как в лихорадке, не давая даже уснуть. Температура скакала. Кто-то приватизировал мою жизнь. Недели три я боролась, а затем опустила руки. Просто старалась чаще быть на воздухе. Смотрела на небо, на птиц и думала: “Как жаль, что нет мне места среди вас”.

Фрагмент 40 (180), декабрь 1999

     Мне становилось хуже и хуже, а ноги сами куда-то несли. Все же я дошла до Ленивой страны. Далее все получилось так, как и говорил мне отец. Положив под язык чудесную карамель, я потеряла сознание, а очнулась в совсем другом месте, на солнечной лужайке. Так я стала условно бессмертной.

     Началась совсем иная жизнь, которая только на первый взгляд казалась совершенно безоблачной. У сверхдолгожителей свои проблемы.

     Во-первых, очень страшно наблюдать, как старятся твои ровесники вокруг, и совсем неприятно ощущать себя одной, когда все, с кем тебя связывала первая жизнь, уходят в мир иной. Именно поэтому мне приходится периодически инсценировать собственную смерть и возвращаться в наш мир под маской другого человека, меняя место жительства и фамилию.

     Во-вторых, девушки, получившие нечто похожее на бессмертие, не могут иметь детей. Обстоятельство крайне удручающее. Я даже несколько раз специально ездила на Шпицберген, но все мои попытки победить бесплодие оказались безуспешными. Почему на Шпицберген? Ах да, в 1999 году вы еще об этом не знаете. Ну что же, все равно проболталась. Одной тайной больше, одной меньше. Надеюсь, будущее не обеднеет. Самое подходящее место для родов на планете – острова Северного Ледовитого океана. Здесь здоровых малышей рожают женщины практически с любыми проблемами. В XXI веке это уже будет общеизвестным фактом. Дело в том, что земной шарик имеет два полюса. Это знает любой школьник. И если Ледовитый океан – розетка, или Мама, то горные массивы противоположного полюса – штепсель. Вот и вся разгадка.

     Кстати, перенесемся на крайний юг. Тем временем, пока происходили приключения с Богумиром, его брат Орей продвигался к экватору с Антарктиды. А теперь кое-что из летописей, коих я перечитала на своем веку бесчисленное множество. Все, что расскажу, не противоречит “Истории государства Российского” Карамзина. Почитайте, интересная книга.

     Сказочный Богумир имел трех дочерей – Древу, Скреву и Полеву, а Орей трех сыновей – Щека, Хорива и Кия. Потомки этих мифологических людей образовали союз Русколань – Золотое Кольцо, ставший прообразом многонационального государства Русь, позже – России. Роль женщины на севере была очень велика. Здесь совместно проживали многие народы: балтийцы, северные славяне, уральцы. До сих пор уральские народы первенствуют в вопросах прав женщин, что реально заметить на примере в Швеции, где участие женщин в управлении обществом максимально в сравнении с другими странами. Южные славяне, алтайцы и те, кто пришли с Кавказа, руководствовались принципами патриархата. Если подробнее остановиться на алтайцах, то среди стран с “развитой экономикой” женщины минимально допущены к политике в Японии.

     А если говорить о Гондване, то в 1811 году группа ученых случайно обнаружила и опубликовала атлас Мира турецкого адмирала Пири Рейса. Среди прочих, в  нем отыскалась и карта Антарктиды. Картографический антиквариат датирован 1513 годом. До сих пор загадка странной находки не разгадана.

     Как же возникла Русколань? По сказкам – очень просто и примерно так. Богумир не имел мужей для своих дочерей и по совету Славуни отправился на поиски женихов. К вечеру он остановился в поле у дуба и разложил костер. Затем он увидел трех всадников, устремившихся к нему. Те подъехали и спросили: “Будь здоров. Что ищешь?”. Богумир рассказал молодцам о своей нужде. Те отвечали, что путешествуют в поисках жен. Вскоре сыграли три свадьбы, и стали они жить-поживать, да добра наживать.

     Некоторые летописи утверждают, что северные области союза именовались Словенией, южные – Окраиной, Концом или Белой Русью. Кий, сын Орея, основал город Киев и стал Великим князем (должность главы союза), взяв в жены одну из дочерей Богумира из Старой Ладоги. Основой экономики на севере являлись: море, торговля и пчеловодство. На юге – земля, охота и военные походы. Зеркально отличались и общественные отношения. Север отдавал предпочтение свободным выборам на все этажи власти. На Юге – главенствовала родовая знать. Своим идеалом на Севере видели республику, построенную снизу-вверх; на Юге – монархию, с назначениями сверху вниз. Соответственно, семейные отношения Севера и Юга не всегда протекали гладко. Ругались – мирились, и так до бесконечности. Любовь – это вам не просто так, любовью надо заниматься.

     Во время одной из очередных крупных ссор пригласили Рюрика, имевшего право на Великое княжение. Он вошел в Ладогу и, оставив там по старине жену Ефандру, двинулся на юг.

     В 870 году, появившись в Киеве, Рюрик провозгласил себя Великим князем и восстановил единое государство. С данного момента заканчивается доисторическое время Русколани и начинается официальная история российской государственности.