Парголовские музыканты, или трубадур Вася и его стихийные друзья (1997 ) - одна из 54х новелл  В. Лазарева - Парголовского , опубликованная СМИ " Красное и Белое " , а также в интернете и в  электронной книге  "Приколы Парголовских Дураков " .Спб , ФиЦ, 2012 .ISBN 978-5-600-00043-8 . 

Новелла № 14 . Парголовские музыканты, или трубадур Вася и его стихийные друзья .

Фрагмент 21 (70), июнь 1997

     28 лет (с 1878 по 1906) музыкальный критик, служащий Публичной библиотеки, Владимир Васильевич Стасов снимал дачу в Парголово. За меткие прогнозы и творческое чутье друзья и дачные соседи прозвали Васильевича – Оракулом Парнаса. Хорошо известен случай, как Стасов впервые увидев маленького Маршака, безошибочно предсказал мальчику блестящее будущее. Самуил Яковлевич Маршак родился в 1887 году и провел раннее детство под Воронежем. Первой жизненной удачей детского поэта стала встреча с Владимиром Васильевичем, который взял молодое дарование под свое покровительство: “Судьба была щедра к мальчику, одарив его встречами с замечательными людьми русского искусства. Из провинциального захолустья подростком он, как в сказке, был перенесен в северную столицу – в Петербург, учился в одной из лучших гимназий, жил в доме, где бывали художники, писатели, артисты”.

     Память о детстве драгоценна. Звуки и запахи детства, вкус маминых пирожков и краски мира сказок мы берем с собой в длительное путешествие по жизни. Сказочные сюжеты, запомненные с ранних лет, память никогда не вычеркнет.

     Владимир Васильевич не занимался крупным творчеством: “Быть полезным другим, если сам не родился художником” – так определил собственную жизненную задачу Стасов. Он инициировал и, можно сказать, продюссировал классиков Могучей Кучки, он искал и находил материал для музыкальных произведений, настраивал композиторов на работу, он же помог состояться Маршаку.

     Когда Маршак вырос до великой детской поэзии, то в его сказках (в частности: “Терем-теремок”, “Кошкин Дом”, “Сказка про козла”) проявились, как мы полагаем, космогонические народные суеверия о строении Вселенной из таинственной книги Парголовских приколов. Здесь угадывается влияние на творчество Маршака дедушки Владимира.

     Как видимая нами Природа населена бесчисленным количеством всевозможных существ, так и тайная ее часть обитаема. В маленьком ребенке беспорядочно, но в равных пропорциях, перемешаны все космогонические стихии, а потому дети иногда утверждают, что они встречались и даже беседовали со странными сказочными существами. Каждое существо во Вселенной, реальное для нас, или не реальное, мечтает иметь собственный благоустроенный мир, свой уютный домик. Чаще всего дети видят так называемых стихийных существ. Парацельс, король Алхимиков, обладатель философского камня и эликсира жизни, писал: “Стихийные существа – это не просто существа, потому что у них есть плоть, кровь и кости, они живут и производят потомство, они едят и говорят, спят и бодрствуют и, следовательно, не могут быть названы бесполезными существами. Они занимают промежуточное место между людьми и сверхъестественным вокруг нас”. Парацельс разделил наших стихийных друзей на 4 группы, каждую из которых колбасит под воздействием одного из времен года и одной из сторон света. Группы названы им: гномы, сильфы, ундины и саламандры. Человек по своей природе имеет сознание, чувствительное ко всем четырем обозначенным группам и оттого он при определенных условиях способен вступать в контакт со стихийными.

     Народные суеверия сообщают, что иногда стихийные собираются в оркестр для обсуждения собственных стихийных дел. Подобную веселую тусовку описал Шекспир в своей комедии “Сон в летнюю ночь”. По сюжету “Сна” стихийные собрались и празднуют красоту и гармонию природы, предсказывая великолепный урожай. Стихийным радостям посвящено музыкальное произведение кучкиста Модеста Мусоргского “Иванова ночь на Лысой горе”, при написании которого композитор перечитал огромное количество книг по народным суевериям, подобранных Стасовым. Мы также однажды использовали стихийную часть Парголовского фольклора в материале под общим названием “Новогодняя пляска стихий над Парголовской Атлантидой” (фрагменты 45 - 49).

Фрагмент 22 (71), июнь 1997

     Знаете ли вы как обустроить свой мир, свою Вселенную? И мы не знаем. Зато сказка уже началась. Шли по воде и посуху через леса и косогоры Дед и Бабка. Тащили они за собой свой небогатый крестьянский скарб: кур-несушек в лукошке, тянули коз за рога, несли кота в мешке и вели свинью-толстушку на привязи. Старенькими были дед и бабка, тяжеловато им стало смотреть по хозяйству и еще хлопотнее с ним управляться:

     Дед: Ах, ах! Ох, ох, ох!

              Что-то нынче стал я плох,

              Слаб, ленив и нездоров.

              Чуть донес вязанку дров.

              Хорошо бы мне прилечь

              Затопи-ка, бабка, печь.

     Баба: Ох, и я совсем стара,

               На покой и мне пора!

               Жалко сына нет у нас:

               Он дровишек бы припас,

               Да огонь в печи развел,

               Да сварил бы щей котел.

     Стали думать и гадать Дед и Бабка от кого избавиться в хлопотном домашнем хозяйстве: куры – яйца несут, козы – молоко дают, свиньи – зимой грелку заменяют и лишь от рыжего кота-бездельника проку никакого. Порешили на семейном совете кота прогнать, но заговорил вдруг рыжий языком человеческим:

     - Дед и Бабка, я вам мир обустрою, только дайте мне сапоги.

     Сказал так, запрыгнул в сапоги и построил Кошкин Дом. В центре – хоромы светлые, выше – чердак, ниже подвал, с юга – крылечко, у северной стороны свинарник, чтоб защищал от холодных ветров, с востока – курятник, чтоб видела птица восходящее солнце по утрам, с запада – загон для коз, как Солнце вон, значит пора их доить.

     Вот и чудненько, вот и ладненько: свиньи напоены, козы подоены, курочки зерна клюют. Сидят Дед и Бабка на крылечке, а зеленоглазый кот у стариков на коленях улыбается и мурлычет.

     Оказывается, кот в доме не бесполезное существо, а как раз наоборот. Отсюда возник древний обычай в пустой дом на новоселье сперва кота запускать, а уж потом вещи затаскивать. И оттого, что трудятся Дед и Бабка на кресте стихий: между Востоком и Западом, с утра до вечера, между Югом и Севером, и не только днем, но и ночью, зовут их на Руси – крестьянами, и держат они свое хозяйство в кулаке:

     Вот два петуха,

     Которые будят того пастуха,

     Который бранится с коровницей строгою,

     Которая доит корову безрогую,

     Лягнувшую старого пса без хвоста,

     Который за шиворот треплет кота,

     Который пугает и ловит синицу,

     Которая часто ворует пшеницу,

     Которая в темном чулане хранится,

     В доме,

     Который построил Джек!

     Природа мудро обеспечила смешение элементов так, чтобы земля отдавала сухость огню, огонь делился теплом с воздухом, воздух сбрасывал влагу воде, а вода свой холод -  земле. В стихийном человеке Солнце проглатывается теплом, но у настоящего крестьянина сила внутреннего света столь велика, столь сильна, что она поглощает и питает телесное обиталище человека, а крестьянские руки поднимают Солнце высоко над головой.

Фрагмент 23 (72), июнь 1997

     Цыплят по осени считают. Осенью пора собирать труды годового труда. Недаром в народе говорят, что посеешь, то и пожнешь. Тут-то и приходят людям на помощь коротышки, человечки меленького роста. Большинство коротышек в почетном возрасте, часто лысоваты, носят белую бороду и весьма упитаны. А коли ты не упитан, то ты дрянь коротышка. Осенними вечерами дети могут увидеть этих человечков, отдыхающими под пнями. Малыши охотно идут на контакт. Если с коротышками договорится, то они верно служат людям, помогая запасать на зиму дары природы. По народным суевериям коротышки обожают носить шляпы, чтобы скрыть растущие на голове рожки. Почему они растут, никто не знает. В Египте этих странных стихийных созданий называли бычками, по Парацельсу они – гномы, еще их величают – гоблинами, от имени короля Гоба, для греческих мыслителей они – сатиры, а по книге Парголовских приколов они  - козлики.

     Народная молва гласит, что есть на земле необычные водоемы, попьешь из них и превращаешься в козленочка. Согласно св.Иерониму, во времена римского императора Константина был изловлен живьем такой стихийный друг и выставлен на обозрение народу. Он имел человеческое тело, но рога и ножки козла. Говорят, что если идти много дней на Запад, то можно достичь Белой крепости, резиденции главы всех коротышек на свете, и зовут его – Козел Козлович.

     Кошка: Козел Козлович, как дела?

                  Я вас давно к себе ждала!

     Козел: М-м-мое почтенье, кошка!

                 Пром-м-мокли м-мы немножко.

     Когда Козел Козлович прислал своих стихийных слуг помогать людям, то возникла на новгородских землях княжеская управа во главе с крупнейшим монополистом Словении – князем. И вылез на одной из лесных опушек нос из-под земли, и сказали тогда люди:

     - У кого не нос, а огурец прирос, и рога такие, что в ворота не пролезут, быть тому у нас князем, главой правительства.

     Монополии являются верными помощниками Деда и Бабки, послушаем, что они говорят:

     Слушай, Баба, слушай, Дед.

     Я сварю для вас обед.

     Щи сварю вам со сметаною,

     Пироги спеку румяные!

     Где капуста, где котел?

     Дед и Бабка:

     Ай да умница козел!

     Однако жизнь коротышек далеко не безоблачна. Иногда на гномиков-рогоносцев нападают другие стихийные существа. Говорят, что когда молния бьет в скалу, это происходит из-за нападения котов в сапогах на коротышек.

     Дед и Баба:

     Из-за дуба, из-за елки

     На него напали волки.

     Да не справились с козлом –

     Всем досталось поделом.

     А у козлика-козла

     Шубка белая цела.

     Целы глазки, целы ножки,

     Борода, копытца, рожки.

     Ай да умница козел –

     Всех волков он поборол.

Фрагмент 24 (73), июнь 1997

     В Словении народное вече иначе называли курятником. В качестве знаков отличия депутатам выборного собрания выдавались золотой поясок и гребень для волос:

     Подарю тебе, дружочек, гребешок,

     Чтобы помнили подружек мил дружки,

     Есть на свете золотые гребешки.

     На словенских землях использовалось 30 пород дерева и каждая, в зависимости от личного характера, для своей нужды. Ложки и ковшики делались из клена, бочки – из дуба, а гребешки – из самшита. Интересы народа на вече представляли 300 легендарных поясов, весь Новгород.

     Выборы народного вече обычно проводились весной. В Египте весенних стихийных существ звали то трусливыми, то летающими львами, у Парацельса они – сильфы, согласно парголовскому фольклору – петухи. Очень похожи на сильфов музы греков, собираясь вокруг ума мечтателя, артиста, поэта, они вдохновляют его тайным знанием о красоте. Вождь сильфов – Паралда, вечно юный герой любовник, по Парголовским приколам он – Петя-петушок, золотой гребешок. Возглавлял народное вече Словении посадник, он был посажен старшим по курятнику, чтобы не проспать зарю новой жизни. А потому он Золотой Петух.

     Кошка: Привет мой Пете-петушку!

     Петух: Благодарю! Кукареку!

     Некоторые алхимики средневековья полагали, что сильфы живут на облаках, другие говорили, что их истинным домом являются вершины гор, крестьяне же знали, что их любимое место – высокий забор. Петеньки самые  стихийные среди всех стихийных друзей, они свободолюбивы и их родные элементы вибрируют с наибольшей частотой. Говорят, что сильфы любят ушами и их родина – восточный край света. Женские особи сильфов именуются сильфидами. Характер у весенних стихийных друзей радостный и изменчивый, как ветер мая. Очень часто сильфы не имеют постоянного дома и бродят с места на место, наслаждаясь свободой любви.