Операция " Ы " (1999 ) - одна из 54х новелл  В. Лазарева - Парголовского , опубликованная СМИ " Красное и Белое " , а также в интернете и в  электронной книге  "Приколы Парголовских Дураков " .Спб , ФиЦ, 2012 .ISBN 978-5-600-00043-8 . 

Новелла № 33 . Операция " Ы " .

Фрагмент 9 (149), март 1999

     - Пролив Беринга между Сибирью и Аляской отделяет Северный Ледовитый океан от Тихого. Водное пространство вниз от Алеутских островов именуется Беринговым морем. Индейцы-тлинкиты издревле занимаются здесь рыбной ловлей, охотой на морских выдр, тюленей и китов. Тлинкиты – непонятный народ, они известны изготовлением масок, тотемными столбами, тканями из шерсти горных коз, а так же избами и использованием банных процедур. Возможно, эти обычаи индейцы заимствовали у новгородских поморов. Еще монах Герман Аляскинский писал о земляках, которые на семи кочах совершили переход через Ледовитый океан в Русскую Америку во времена Ивана Грозного. Спасаясь от опричников царя, уходили свободолюбивые новгородцы по морям и землям на север, а более того, по мукам в поисках земли обетованной, с мечтой обрести волю и выйти в люди, - так приговаривал капитан Врунгель, пока яхта “Беда” приближалась к Алеутскому архипелагу. – Не верите? Сам Джеймс Кук подтверждал сей факт.

     Вскоре показалась твердь, а у самой воды друзья увидели маленького старичка с длинным носом и толстую негритянку, похожую на актрису Крачковскую.

     - Скажите, милейший, не вы ли Мюнхгаузен?

     - Именно я, - последовал ответ. – Те графы, бароны, князья и султаны, которых я имел честь называть своими друзьями, всегда говорили, что я самый правдивый человек на земле. Имею честь приветствовать вас, капитан Врунгель. Молва о “Беде” летит впереди вашего плавучего чемодана.

     - Мы мечтаем пообщаться, - вступил в беседу Буратино.

     - Хотите послушать о куропатках на шомполе, о лисице на иголке, о башенной шубе или моем полете на Луну? Сожалею, но я сегодня синий.

     - Нет. Нам нужен совет умного человека, как прорваться северными морями к Питеру.

     - Северные моря полны опасностей, молодой человек, к тому же там темно, как в жопе у кита.

     - Все-то вы знаете, барон, везде-то вы побывали, - была реплика.

     - Не надо ля-ля. Врунгель меня понимает, ведь это его именем назван остров сразу за Беринговым проливом. Разве нет? Однажды мой корабль проглотила рыба. Даже я, уж на что храбрец, а и то задрожал от страха.

Фрагмент 10 (150), март 1999

     - В животе у рыбы оказалось тихо, как в гавани, - продолжал Мюнхгаузен, затянувшись трубкой. – Весь рыбий живот был набит кораблями. О, если бы вы знали, как там темно! Ведь мы не видели ни солнца, ни звезд, ни Луны. Но для Мюнхгаузена нет безвыходных ситуаций! Освободившись из плена, я, естественно, пожелал узнать, где нахожусь. Оказалось – в Каспийском море. Это очень удивило нас всех, потому что Каспийское море – закрытое: оно не соединяется ни с какими морями. Но трехногий ученый, которого я захватил на Сырном острове, объяснил мне, что рыба попала в Каспийское море через какой-нибудь подземный канал. Так-то, но архиважно, что во всех моих рассказах нет ни одного слова лжи. Ложь мне отвратительна, и я счастлив, что все мои близкие всегда считали меня правдивейшим человеком на земле. Кончита, подтверди?

     - Да-да, конечно, - захлопала глазами спутница Мюнхгаузена, доедая пирожок. – Меня зовут Кончита, юноши. Раньше я тусовалась на бульваре Капуцинов, но с тех пор, как все разбежались по дискотникам, я сопровождаю барона и мечтаю стать баронессой фон Кончитой. Скажите, господин Врунгель, а в России есть жабы?

     - Да, мисс, жабы живут везде.

     - Мои приключения порядком утомили меня, и я решил довольствоваться спокойной старостью, - вновь включился Мюнхгаузен. – Я занимаюсь банкротством тех, кто в нем нуждается. Сейчас, например, являюсь конкурсным управляющим фирмы “Смок и Малыш”. Эти ребята скупили все яйца в Клондайке, по всему Юкону, на всей Аляске. Женщине, которая занималась шитьем мокасин, они заплатили всего по 2 доллара за штуку и очень гордились этим. Парни мечтали сделать супербизнес, но не просекли, что им подсунули яйца, которые попали на Клондайк четыре года назад. Яйца стухли еще при отправке из Калифорнии.

     - Лошарики, надо было так лохануться? – удивился Врунгель.

     - Бизнес – дело тонкое. Когда-то Джек Лондон так сказал о людях на Аляске: север есть север, и человеческие сердца подчиняются здесь странным законам. Люди, не путешествовавшие в далеких краях, их никогда не поймут. Однако, все это хлопушки. Яйца меня больше не интересуют. Позавчера я продал конкурсную массу двум чудакам, кажется, их звали Бен и Пиннокио. Оставил себе только две штуки на память. Теперь тухлые яйца не моя проблема. А вы, братуханы, из каких краев пожаловали на Аляску?

Фрагмент 11 (151), март 1999

      - Мы отдыхали на Гавайях, - молвил Буратино и заметил, что кончики губ на лице Мюнхгаузена поползли вниз. Врунгель уловил напряг и, наступив на ногу другу, поправил его:

     - Мой друг шутит, мы прибыли из Берлина.

     - Ничего не имею против, - отшутился Мюнхгаузен. – Просто сегодня утром я получил радиограмму из нашего райцентра Джуно: трое молодых людей, находясь в Коста-Рике, взяли и не вернули кредит у несчастных сирот Карабаса Барабаса, а деньги принадлежали дружественным нам инопланетянам. Главаря шайки зовут Буратино, нос у него, как шпага. Характер – деревянный. Поэтому о вашем прибытии я обязан сообщить береговой охране США. А если “Беду” заметили со спутника, то полиция уже в пути.

     Буратино моментально прикрыл нос варежкой. Насморк, знаете ли. Барон проводил гостей в домик, усадил к ТВ и подал чаю.

     - Не волнуйся, - прошептал капитан Врунгель на ухо Буратино. – У меня в Москве есть хорошая знакомая, ее зовут тетя Фрося – гардеробщица в МИДе России. Попробуем выкрутиться. Капитан повернулся к Мюнхгаузену и попросил телефон.

     - Да, я понимаю, что вы деловые ребята, - молвил барон.

     Врунгель вышел на кухню и стал набирать код России и Москвы:

     - Алло! Тетя Фрося, это я – Христофор Бонифатьевич. У меня проблемы с пребыванием на территории США.

     - Да что ты, Христофорушка, уж они тебя не знают, озорники?

     - Так, матушка.

     - Тогда поспеши. А мы преследователей удержим, сейчас посла отзовем, чтобы не баловались.

     - Сколько у нас времени?

     - Пять минут.

     - Успеем добежать до российской границы.

     Буратино сделал погромче телевизор: “Добрый день, Аляска! Мы получили экстренное сообщение из российского посольства в Вашингтоне. МИД России принял решение отозвать своего посла для бессрочных консультаций в Москву. Это свидетельствует о значительном охлаждении российско-американских отношений”.

Фрагмент 12 (152), март 1999

     - Я догадался, что у нас все получится. Кардинал и галантерейщик спасут Францию, - Мюнхгаузен расстелил на столе карту Берингова моря. – Мы назовем наше приключение  “Операция “Ы”.

     - А почему “Ы”?

     - А чтобы никто не догадался, студент, - барон ткнул пальцем в географическую сетку. – Здесь, приблизительно вдоль меридиана 180 градусов от Северного полюса к Южному, через Берингов пролив, по водам Тихого океана протянулась “линия перемены дат”. На ней происходит смена чисел, месяцев и лет. Тут засыпает время. Кто движется в нужную сторону, как мы, найдет лишние сутки. А кто наоборот, тот теряет время зря. Вот и вся сказка о потерянном и найденном времени. Усекли? Снова приключения, ура!

     Наши друзья молча кивнули головами.

     - В северном Берингоморье, выше бухты Провидения есть два необитаемых острова – Ыттыгран и Аракамчечен. Там у меня забита стрелка с капитаном Немо, но он сейчас в запое. Только “Наутилус” сможет пройти через Ледовитый океан, когда нет навигации, и доставить вас в Питер.

     - Мы согласны, барон, - утвердительно отрапортовал Врунгель. (Прошло две минуты).

     - Готовы? – переспросил Мюнхгаузен.

     - Всегда готовы! – по-пионерски проорал Буратино. (Прошло три минуты).

     - Тогда слушайте дальше, - охладил всех Мюнхгаузен. – Кончита, плесни нам с капитаном по чарочке “на посошок”, а мальчику молока не забудь. Эскимосы из Америки и чукчи из Сибири говорят, что в бухте Сиклюк, между вышеназванными островами, некогда жили шаманы Каелин и Аюя. Когда в бухту приплывали гренландские киты и выбрасывались на берег, то шаманы пели им колыбельную, и морские великаны тихо засыпали. В 1856 году эту сказку услышал американец Джон Роджерс, он посетил островную “спальню” и переименовал Аракамчечен в Каин, а Ыттыгран – в Авель. Сказание народов севера, видимо, очень напомнило ему о сыновьях Адама и Евы – земледельце Каине и пастухе Авеле. На Каине главная гора носит имя Атос, есть также географические ориентиры с именами и других мушкетеров. На Авеле, посреди плоской галечной косы Синракак, разбита Китовая аллея из черепов китов, поставленных вертикально. Носовая часть вкапывалась таким образом, что на поверхности оставались лишь кости, напоминающие гигантских крабов, расставивших клешни.

     - Зачем? – поинтересовался Буратино. (Прошло четыре минуты).

     - Точно не знаю. Но это вероятно связано с представлениями древних, что дети седого старца Океана выходят перед восходом Солнца из пучины морской, как крабы, а на ночлег возвращаются к отцу в образе китов. Недаром считается, что у китов раньше были ноги, и они ходили по суше, как слоны. Пора.

     Прошло 4 минуты 30 секунд. Друзья закрыли за собой дверь. Время кончилось. Трещал телефон, кто-то барабанился в дверь с противоположной стороны.

     - Именем тарабарского короля, откройте!