Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Терра Инкогнита (1998 ) - одна из 54х новелл  В. Лазарева - Парголовского , опубликованная СМИ " Красное и Белое " , а также в интернете и в  электронной книге  "Приколы Парголовских Дураков " .Спб , ФиЦ, 2012 .ISBN 978-5-600-00043-8 . 

Новелла № 26 . Терра Инкогнита .

Фрагмент 21 (121), июнь 1998

     И насадил Господь Бог рай в Эдеме на Востоке,

     И поместил там человека, которого создал.

     (Библия, Бытие, гл.2)

     Пьеро закрыл глаза, он страдал. Движущаяся железная лента уносила его в глубь подземелья сквозь трубу. Возникло чувство, словно его тянут очень быстро через какое-то темное пространство. Пьеро двигался вниз, вниз, вниз.

     Где бы ему хотелось сейчас оказаться? Нет ответа. Возможно, в раю. Древние считали, что Эдем – это созданный богом Сад Наслаждений, где растет дерево познания Добра и Зла. В 306 году до н.э. поселившийся в Афинах Эпикур купил сад у Дипилонских ворот и пользовался им для проведения философских занятий. Надпись на входе Сада Эпикура гласила: “Странник, здесь тебе будет хорошо, здесь высшее богонаслаждение”. Многообещающая реклама, словно бальзам на душу. Чему же учил Эпикур?

     Душевному миру, жизни в укромном райском уголке, в тесном дружеском кругу, неучастию в государственной деятельности, отказу от показной роскоши. Учил этике, учению о достижении человеком счастья, душевного рая, некогда им покинутого. Рай – местожительство богов, мир блаженства и радости. Отсюда всякое горе и всякое зло исключены. Здесь, в пространстве между мирами, живут боги, бессмертные и счастливые, не заботясь о мире и людях. Счастье не в погоне за наслаждениями, а в свободе от страдания. Глупо просить у богов то, что человек способен сам себе дать. Эпикур считал, что познание природы есть не самоцель, оно освобождает от страха суеверий и от боязни смерти. Нельзя жить приятно, не живя разумно, нравственно и справедливо, и наоборот, нельзя жить разумно, нравственно и справедливо, не живя приятно.

Фрагмент 22 (122), июнь 1998

     Девчонки и мальчишки, дорогие односельчане и односельчанки поселка городского типа С.-Петербурга, продолжим сказку. Она не про деда и коляску. Она написана по мотивам египетской Книги Дверей, со слов Пьеро, и имя ей “Выход на свет дня”.

     Выхода нет – поет “Сплин”.

     Но двери неба обязательно раскроются и больше не будут мешать моему шагу.

     Скоро выход на Садовую.

     Откиньте засовы, замуровали демоны.

     Дайте выйти, хочу пива с раками. Несомненно, что невидимые руки,

     Охранявшие меня на Земле, ведущие мои шаги,

     От меня удалились. Круто!

     Я имею полную власть над всем, что могло быть приказано

     Мне как на Земле, так и в мире подземном.

     О, Вы, работники метрополитена,

     Произнесли ли передо мной такие Вы слова:

     Пусть участвует он в Вечной Жизни.

     Жить я буду хорошо, под ветвями прекрасных деревьев.

     Сидя и стоя вдохну с бодуна животворящее Дуновение Воздуха.

     Несомненно, уста мои и язык, вот мои провожатые.

     Выход есть всегда.

     В вагоне душно, Пьеро словно перестал дышать. Туннель, труба, пустота. В окне мелькают огни и тени подземелья. Пьеро почти потерял после пьянки сознание, во рту сухо. Опьяненный жизнью он не заметил, как наступило завтра.

     Висит на ниточке Пьеро, безумный и смешной,

     Все это было бы старо, коль не было со мной.

     Ведь это я который год сменить не в силах путь,

     А время – кукловод, ведет меня вперед и не дает уснуть, отдохнуть.

     Пьеро почудилась движущаяся тень улыбающегося длинноволосого человека. Мираж? Нет. Фигура приблизилась.

     - Что, дружок, похмелье? Моя фамилия Буратино, хочешь приколоться, и сразу полегчает?

     “Шутник” – подумал Пьеро, но незнакомец не унимался. Он рассказал анекдот про Карабаса, и страдальца действительно отпустило.

Фрагмент 23 (123), июль 1998

     И снова ждет любовь, картонная любовь, картонного Пьеро, а Пьеро на ниточке висит.

     Лишь только Пьеро поднялся на Садовую, то увидел небо и симпатичную девочку Мальвину с бутылочкой пива “Колос”. Он понял, что спасен и воскрес. Мальвина пригласила Пьеро к себе на дачу. Ах, этот дачный рай. На фазенде они резвились, играли в городки. Есть такая игра. Мальвина ставила фигуры, а Пьеро их талантливо разбивал палочкой.

В саду-огороде Пьеро познакомился с родственником своей кукольной возлюбленной:

     - Посадим семя и станем его поливать, пока не вырастет дерево и на нем не появится плод. Попробуем. Фу, кисло. Подождем чуть-чуть. Ням-ням, вкусно, – он держал в руках лимон и арбуз, плоды страстей человеческих. – Я равнодушен к городкам, но уважаю теннис, как и наш президент Дедушка Ельцин. Кстати, 8-й президент ФИФА – Зепп Блаттер, тоже заядлый теннисист. Слыхали о таком? Мечтаю побывать на Австралиан Оупен.

     Да, он прав. В Австралии, наверное, кайф. Говорят, только там и в Новой Гвинее обитают знаменитые райские птицы, и нет у австралийцев более популярного вида спорта, чем теннис. Согласно Книге Гиннеса он культивируется здесь с 1905 года, а с 1925-го года проводится тот самый Австралиан Оупен. Возник теннис из забав ловцов бабочек, резвившихся на цветочных полянах. Почему нет, вполне возможно. Когда мы говорим об Австралии, перед глазами, как стереотип, сразу возникают кенгуру, забавные коала, беспечные аборигены, а в носу чудится пряный запах эвкалипта.

     Считается, что впервые Австралия упоминается в Библии, а именно в 3-й Книге царей, где повествуется о сказочно богатой стране Офир, куда Соломон посылал свои корабли за золотом. Во времена Великих географических открытий Терра Инкогнита, Таинственная Южная земля, бесконечно будоражила воображение европейцев. Открыты все континенты, но Рай на Земле не обнаружен. Остались неисследованными только южные моря, а значит, только там его и следует искать.

Фрагмент 24 (124), июль 1998

     В 1568 году, два месяца не видев земли, испанцы Альваро Менданьи заметили острова. Им Менданья приписывал несметные богатства, которые сравнимы лишь с сокровищами Соломона, ему не поверили. И правильно, Менданья врал. Тем не менее, за островами утвердилось название Соломоновых. Круг поисков сужался. Ост-индийская компания поощряла поиски Австралии и тех, кто ее пытался достичь: “Вы действуете мудро, уделяя большое внимание открытию Южной земли и золотоносных островов”. В 1642 году голландец Абель Тасман стал первым европейцем, сумевшим побывать в Новой Зеландии. Покинув Н. Зеландию, капитан Джеймс Кук, используя опыт Тасмана, отправился на запад. Корабль “Усердие” плыл неделю за неделей, и только месяц спустя, 19 апреля 1770-го, мореплаватели узрели берег. Австралия оказалась много меньше, чем полагали в Европе. Кук бросил якорь. На берегу скопилось человек сорок аборигенов, австралийцы вели себя агрессивно. Напрасно Кук бросал им гвозди и бусы, стараясь подмазать, их рассеяли только выстрелы.

     Плодородные почвы, сочные травы, обилие рыбы – все это поразило Кука. Эвкалиптовые леса удивляли деревьями огромной высоты и толщины, звенели птичьи голоса, на песке просматривались следы каких-то неведомых животных. Да, Австралия – это что-то.

     Ботани – бей, Заокеанский рай, словно ждал гостей, манил. В 1779-ом Джозеф Бэнкс рекомендовал организовать здесь заокеанское поселение для заключенных британских тюрем. В Австралию начали переселяться не жители английских городов, а осужденные. Первый конвой добирался сюда 8 месяцев. 26 января 1788-го года Терра Инкогнита встречала первых гостей. Из Англии отбыло 1026 человек: чиновников, их жен и детей, а также солдат – 211, ссыльных мужчин – 565, ссыльных женщин – 192, ссыльных детей – 18. Во время пути умерло 50 человек, родилось 42.

     На австралийский пляжный песок высадилось из “Ковчега” 1018 пионеров и основали поселение Сидней, названное в шутку по фамилии британского министра внутренних дел.

     Рай потеряли и долго его искали. Но пропавший философский рай Эпикура, переоткрытый поэтом Данте Алигьери и вновь исчезнувший, мало походил на географический райский уголок – Терра Инкогнита – тех дней:

     “В этом маленьком земном аду, которым является ранний Сидней, люди превыше всего жаждали рома. Ради рома наиболее жестокие из заключенных по ночам убивали и грабили тех, кто его имел. Ромом они платили публичным женщинам. Ради рома они шпионили друг за другом и предавали друг друга солдатам и палачам” – писал очевидец.

     Никто толком не знал, является Южная земля континентом или группой островов. Первым обошел вокруг Австралии (1802 – 1803гг.) и доказал ее континентальность – капитан Мэтью Флиндерс, очень популярный здесь человек.

     На том и успокоимся. Пьеро очень плохо спал на новом месте, ему снился Григорий Явлинский, и любовник-неудачник даже укусил его картонными зубами во сне. Пьеро очнулся, вышел в сад и пописал у любимого дерева хозяина дачи. К сожалению, звон падающей воды разбудил садовника.

     P.S. Еще до рассвета Пьеро, хоть и являлся нормальным чуваком, был изгнан из дачного рая.