Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

БАБА-ЯГА

В славянской мифологии лесная старуха-волшебница, ведьма. Согласно сказкам восточных и западных славян. Баба – считалась прародительницей у древних славян. Яга - древнеславянское женское имя. Изначально, она являлась положительным божеством и была хранительницей рода и народных традиций. Когда в славянский мир пришло христианство, оно принялось активно насаждать всем языческим богам и богиням злые черты характера, и всячески придавать уродливость их внешности. Не избежала этой участи и Баба-Яга.

Она — антагонист героя сказки: прилетев в избу и застав в ней героя, вырезает у него из спины ремень и т. п. В нек-рых сказках Баба-Яга (Яга Ягишна, словенск. Ежи-баба) — мать змеев, противников богатыря.

Кроме образов Бабы Яги — воительницы и похитительницы, сказка знает и образ дарительницы, помощника героя. У Бабы-Яги одна нога — костяная, она слепа (или у неё болят глаза), она — старуха с огромными грудями. Связь с дикими зверями и лесом позволяет выводить её образ из древнего образа хозяйки зверей и мира мёртвых.

Вместе с тем такие атрибуты Бабы Яги, как лопата, которой она забрасывает в печь детей, согласуются с интерпретацией сказок о ней как о жрице в обряде инициации. Персонажи, сходные с Бабой-Ягой, известны в германской (Фрау Холле в нем. сказках), греческой (Калипсо)  и других  мифологиях.

Христианство оказала огромное влияние на культуру славян. Оно привило им свое понимание сути вещей, насаждая его «огнем и мечем». Ересью стала считаться вера в древних языческих богов. Добродетель превращалась во зло, а боги в чудовищ. Постепенно языческие ритуалы преобразовались в сказки, а языческие боги в персонажи этих сказок. Правда смешалась с вымыслом, который частично отражал взгляды христиан на верования древних славян.

Восстановить изначальный образ Бабы-Яги можно, только лишь тщательно проанализировав древние славянские сказки, дошедшие до наших дней. Недаром народная молва твердит о неком намеке, содержащегося в «лживых» сказках. Возможно, именно в них зашифрована разгадка первоначальных образов мифических славянских существ дохристианского периода.

Также в легендах Баба-Яга является связующим звеном перехода в потусторонний мир (тридевятое царство). Она стоит на границе этих миров (костяная нога) и позволяет, либо не позволяет проникнуть героям в мир мертвых, совершая колдовские ритуалы.

В сказках можно выделить один важный факт. После того, как Баба-Яга приняла «ищущего» и выяснила, что ему требуется, она протапливала баню и мыла героя, совершая тем самым ритуал омовения. Затем Баба-Яга кормит и поит пришедшего. Это тоже является своеобразным обрядом для проникновения в иной мир (тридесятое царство).  Если интерпретировать сказки в этом иносказательном смысле, то вывод напрашивается сам собой: Баба-Яга не просто злобная старуха, наделенная колдовскими силами, а нечто большее, имеющее власть над пространством и временем, то есть обладающее мощью богов.

Образы и символы мифа

Образ Бабы-Яги в сказках слагается из разных деталей.

Во-первых, яга-дарительница, к которой приходит герой. Она выспрашивает героя (или героиню), вручает коня, богатые дары.

Во-вторых, яга-похитительница, уносящая детей, которых она пытается изжарить (затем следует бегство и спасение).

В-третьих, яга-воительница, прилетающая к героям в избушку, ведущая с ними бой, а порой и наказывающая их (вырезающая у них из спины ремень).

Народный фольклор всегда стремился отразить хозяйку избушки на курьих ножках непременно в уродливом виде, как обычно представляли себе нечистую силу. То рог, то огромный нос до потолка, вислые груди до пояса, подслеповатость, а то и звериное обоняние.

Самая яркая примета Бабы-Яги - ее костяная нога. Реже в сказках упоминается золотая нога. В древних поверьях народов, говоривших на индоевропейских языках, в стопе ноги заключалась живая душа человека. Ее вместилищем была особая маленькая навья косточка. Если нога не живая, а костяная или золотая, то перед нами уже не человек, а только дух или «навь». Навь, по славянским поверьям, душа предка, покойника. Баба-Яга, таким образом, представлялась как существо загробного мира, посредник между царством живых и мертвых, мифологический персонаж, лишенный живой души.

Ступа в славянской мифологии - это транспорт мертвых, неживых персонажей. В погребальных обрядах древних европейцев ступу и пест клали в могилы еще 4 тысячи лет назад, Характерная для Бабы-Яги метла или пест выполняют роль своего рода стимулятора движения. Яга в полете пестом погоняет, метлой следы заметает.

Метла — предмет, непосредственно связанный с женским началом, а также с магией очистительной силы в представлении древних. Например, по древней традиции на похоронах весь путь от дома до могилы надо было непременно промести метлой. Иначе покойный найдет путь домой с погоста, вернется, начнет вредить людям.

Не менее важна избушка на курьих ножках. В народной фантазии она была смоделирована по образу славянского погоста-маленького домика мертвых. Домик ставился на опоры-столбы. В сказках они представлены как куриные ножки тоже не случайно. Курица — священное животное, непременный атрибут многих магических обрядов. В домик мертвых славяне складывали прах покойного. Сам гроб, домовина или погост-кладбище из таких домиков представлялись как окно, лаз в мир мертвых, средство прохода в подземное царство. Поэтому сказочный герой постоянно приходит к избушке на курьих ножках, то есть оказывается на грани жизни и смерти.

В сказках Баба-Яга может жить в различных местах. Чаще всего в дремучем лесу. Другое обиталище Яги находится за огненной рекой, за Калиновым мостом. Огненная река — это граница между «белым светом» и загробным миром. Баба-Яга - будто пограничник, сторожит проход в волшебную страну. Калиновый мост тоже попал в наши сказки не случайно. Мост — по верованиям древних индоевропейцев разделяет реальный и волшебный миры. Пройти по нему может только праведник, чтобы попасть в царство божье и не сгинуть в аду. А ягоды калины долго сохраняются под снегом. Поэтому куст калины в фантазиях предков как бы связывал годичные циклы детородной жизни природы (весна, лето, осень) и ее временной смерти (зима).

Литература:

Мифологический Словарь Гл. ред., Е.М. Мелетинский, Москва, «Советская Энциклопедия» 1991г.